Мужчина, женщина, семья

Психологические особенности мужчин и женщин
Психосексуальное развитие
Секс и супружество
Сложный путь любви
Развод: фантомы и вымыслы


Родители и дети

Психические особенности детей разного возраста
Вызывающее поведение детей
Техника семейного воспитания
Помощь ребёнку в учёбе
Чем занять ребёнка дома?
Словарь семейного воспитания

Половое воспитание детей

Половое воспитание (основы)
Половое воспитание и психогигиена пола у детей


Наш опрос

Детям в Белгороде

Хорошо
Детских садов мало
Нехватает семейного воспитания
Нужно больше организаций досуга

Архив новостей

Апрель 2009 (2)
Март 2009 (442)

Счетчики

    Rambler's Top100

Общие принцыпы полового воспитания

Категория: Половое воспитание и психогигиена пола у детей | Просмотров: 4675

Половое воспитание является неотъемлемой частью нравственного воспитания и связано с рядом педагогических и специальных медицинских проблем. Все, что воспитывает целостную личность, способную осознать социальные и нравственные нормы, свои психологические и физиологические особенности и благодаря этому устанавливать оптимальные отношения с людьми своего и противоположного пола, определяет цели полового воспитания. Оно. должно помочь развивающейся личности освоить роль мальчика или девочки, юноши или девушки, а в дальнейшем — роли не только мужчины или женщины, но и мужа или жены, отца или матери в соответствии с общественно-моральными принципами и гигиеническими требованиями.
Для осуществления этих задач необходимо формирование у самих воспитателей и родителей правильного отношения к вопросам пола. Основой этого должны быть психолого-педагогические, психологические и морально-этические принципы, а также знание возрастных анатомо-физиологических особенностей детей и молодежи, правил личной гигиены, организации рационального питания и режима учебы, труда II отдыха.
Получаемые подрастающим поколением постепенно, в соответствии с возрастом, правильные сведения о проявлениях пола будут способствовать уменьшению невежественности, постыдности, запретности, таинственности в вопросах, касающихся этих проявлений. Хорошо поставленная работа по их разъяснению призвана предотвратить возникновение у детей вредных привычек и преждевременное пробуждение полового влечения, помочь им приспособиться к наступающей зрелости, облегчить и оптимизировать связанные с ней переживания, не только подготовить к нормальному развитию детородных функций, но и вселить чувство ответственности во взаимоотношениях с людьми противоположного пола, предупредить возникновение возможных конфликтов в будущей супружеской жизни.
Важную психогигиеническую задачу составляет и предупреждение соматических и нервно-психических расстройств, которые могли бы явиться следствием изъянов полового воспитания. Излишняя сосредоточенность детей на вопросах пола, особенно мысли о своей неполноценности, испорченности, чувство вины из-за невозможности быть другим (как правило, отражающие незнание особенностей развития своего пола), нередко становятся содержанием конфликтов, лежащих в основе невротических и психосоматических нарушений.
Для достижения целей полового воспитания приходится учитывать сложный характер психосексуального развития. Сводка научных представлений о сложном и многомерном формировании пола у человека приводится в схеме на рис. 1. Г. С. Ваенльченко (1977), комментируя эту схему, характеризует первые 5 уровней полевого развития (I—V) как физикалъные детерминанты, обусловливающие саму половую принадлежность, а последующие уровни (VI—IX) как «определенные формы поведения». Уже на ранних этапах (с 4-го по 6-й месяц внутриутробной жизни) происходит устойчивая дифференцировка механизмов гипоталамуса по мужскому или женскому типу, определяющая направленность сексуального развития в будущем. Вместе с тем, в сексуальной идентификации личности, в определении реального направления мужской и женской дифференцпровки и, тем более, в формировании морально-нравственной сексуальной позиции ведущую роль играет воспитание. Лишь объединенные в рамках системного подхода, а не взятые в отдельности, эти факторы приводят к пониманию развития пола у человека: половое влечение в его специфически человеческом виде является интегральным результатом действия биологических и социально-психологических детерминант [Васильченко Г. С., 1977; СвядощА. М., 1974; Нагпрзоп, 1965]. В индивидуальном развитии пола особо выделяется пубертатный период. До его начала не удается обнаружить различий в количестве андрогенов и эстрогенов. Начиная с 7-летнего возраста, регистрируется нарастание секреции эстрогенов, позже преобладающее у девочек, а к 8—10 годам возрастает, особенно у мальчиков, продукция андрогенов. Эти изменения гормональной регуляции обусловлены влиянием гипоталамуса, гипофиза и других желез внутренней секреции. Достижение регулярной гонадной активности в развитии пола знаменуется у девочек началом менструаций, а у мальчиков — поллюциями. Средние показатели возрастной последовательности выявления ряда признаков пубертатного развития представлены в таблице. При этом надо отметить, что начало и продолжительность пубертатного периода подвержены значительным колебаниям, что показано на рис. 2.
В темпах полового созревания ярко отражается акселерация, которая, как подчеркивает Т. В. Кар-саевская (1970), не только не ослабевает, но, возможно, и усиливается. Суммируя данные многих исследований, автор указывает, что с начала нашего века возраст менархе уменьшился на 3 года, а за период с 1929 по 1959 г. (данные В. С. Соловьевой по городам Москве, Ростову, Тбилиси)—на 0,5— 1,5 года. К. С. Лебединской (1969) выделен особый, неблагоприятный вариант акселерации, когда пубертатный период, начинаясь в 12—13 лет, протекает крайне бурно. Ускорение полового развития — лишь одно из проявлений акселерации, значение которой в целом оценивается противоречиво. С ней связан ряд днсгармоничностей в телесном и психическом развитии, могущих способствовать учащению некоторых заболеваний (эндокринные и нервные расстройства, кариес зубов и др.), что приводит к мнению о необходимости терапевтически контролировать процесс акселерации [Властовский В. Г. и др., 1974 и др.]. Фактически ребенок, соответствующий установившимся основным представлениям о возрастных нормах, может выглядеть отстающим по сравнению с аксе-лсрированными сверстниками и, что не менее важно, именно так воспринимать себя и восприниматься другими. В психосексуальном развитии акселерация проявляется увеличением разрыва между формировав нием половой способности и наступлением личностной и социальной зрелости. Социальный статус большинства современных подростков 15—16 лет, соответствующих по физическому и половому развитию 18—19-летним в 20—30-х годах, остается в лучшем случае неизменным [Личко А. Е., 1977]. До 18—19 лет у, многих ограничены возможности самостоятельного за-работка; среднее специальное и высшее образование завершаются теперь на 1—2 года позже; регламентируемые взрослыми отношения отстают у акселерантов от уровня их физического развития. Поведение многих из них характеризуется некоторой инфантильностью. Эта диспропорция, отмеченная еще И. И. Мечниковым (1903) как характерная для развития цивилизации, ставит сложные проблемы перед молодежью, родителями и воспитателями и должна обязательно учитываться при проведении психогигиенической работы, в том числе полового воспитания.

Подробнее

Половое воспитание дошкольников

Категория: Половое воспитание и психогигиена пола у детей | Просмотров: 3733

Главные движущие силы психического развития дошкольника — стремление узнавать новое и стремление к общению. Они проявляются в типичных формах поведения: ориентации, познавании и подражании, взаимоотношениях с окружающими, игре. Ребенок сравнивает вещи, трогая их, занимаясь с ними. Имитируя события, он постигает их. Уже с младенчества ребенок начинает понимать простые желания взрослых, улавливает их настроение по интонации и мимике. Ему знакомы радость, любовь, гнев, страх, удивление, отвращение, любопытство. Появляются зачатки и более сложных чувств: ревности, дружбы, сострадания, стыда. Эти, пока еще неустойчивые и поверхностные, но яркие и сильные переживания почти полностью определяют поведение, в котором уже к 2 годам достаточно проявляется индивидуальность ребенка [Мейли Р., 1975|. Слова и поведение взрослых сдерживают или поощряют его реакции, направляя переход сенсомоторных реакций через пробы и ошибки к представлениям, возникающим из наблюдений, и затем к оперированию словами и мыслями, знаками и символами (рисование, чтение и письмо, счет).
Активный словарь ребенка увеличивается с 200— 300 слов в 2 года до 1200—1500 — в 3 года. Стремление установить контакт с людьми и ориентироваться в окружающем выражается теперь и в словесном
 общении, в вопросах и ответах. В среднем к 3 годам происходит решающее событие в жизни человека — постижение своего «я». Начавшаяся в младенческом возрасте дифференциация и координация интеро- и пропрноцелтивных ощущений, с одной стороны, и экс-тероцептивных, с другой, приводит к разграничению себя и среды. Ребенок осваивает образ своего тела, привыкает к своему образу в зеркале, сравнивает себя с другими. В возрасте 2,5 лет, когда ребенок узнает себя, в его речи появляются странные обороты, как если бы произошло удвоение его «я». В это время о себе самом он говорит в третьем лице. В возрасте около 3 лет он начинает использовать местоимение «я», причем без всяких сомнений и грамматически правильно [Валлон А., 1967]. Аналогичные этапы формирования «я» нам удалось проследить и при неравномерном психическом развитии [Каган В. Е., 1976]. Становление «я» облегчает воспитательные воздействия на ребенка, Однако поскольку ребенок к этому возрасту еще не осваивает смысла многих слов (например, «хороший», «плохой», «красивый», «некрасивый» и др.), для управления его поведением в каждом конкретном случае нужны соответствующие словесные стимулы.
«Подобно постепенно раскрывающемуся вееру,— говорит Р. Мейли, — перед нами раскрываются все новые и новые стороны личности ребенка». На этапе формирования «я» и перехода к качественно новому бытию это раскрытие происходит более или менее остро и драматично. Появление множества новых навыков вызывает у ребенка гордость собой и пренебрежение к тому и тем, что и кто совсем недавно были для него значимыми и ценными. Это можно сравнить с восприятием взрослого, которому вещи его детства кажутся поразительно маленькими, — примерно то же, но в очень короткий срок происходит с 3-летним ребенком. Ему кажется, что он может все. Появляется требование «я сам», которое постоянно граничит, особенно в глазах взрослых, со своеволием. Известный негативизм, наблюдающийся у детей этого ьозраста, — не просто непослушание, при котором важно совпадение или несовпадение желаний ребенка и взрослого. В данном случае это не имеет значения.
Ребенок отказывается даже от очень желаемого, если выполнения его потребовал взрослый. Негативизм представляет собой акт социального характера: он адресован к человеку, а не к содержанию того, о чем просят ребенка [Выготский Л. С., 1956]. С негативизмом тесно связано упрямство, когда ребенок настаивает на чем-то не потому, что он этого хочет, а потому, что он этого потребовал. Личность ребенка еще слаба, а зависимость от окружения велика. И негативизм, и упрямство — это защита от влияния взрослых и способы самоутверждения. Если они встречают резкое сопротивление взрослых, стремящихся «втиснуть» поведение ребенка в жесткие рамки, возникают реакции неудовлетворенности и протеста, выражающиеся в строптивости. Последняя при усилении давления на ребенка может перейти в открытый бунт, который часто требует специального педагогического или медико-педагогического вмешательства. В противном случае либо «победа» ребенка приведет к его деспотической власти над родителями (т. е. к своеобразной, «наизнанку» зависимости от них), либо «Пиррова победа» родителей сломит вместе с нежелательными реакциями и самое стремление к самостоятельности и самоутверждению (ребенок, а затем и взрослый, будет пассивен и зависим), либо в длительной «войне» сформируется конфликт, невротизи-рующий обе стороны.
Этот так называемый «кризис 3-летних» происходит практически одновременно и в теснейшей связи с первичной половой идентификацией. Формирующееся «я» — не только вообще «я», но всегда «я» мальчика или девочки. Между ребенком и родителями устанавливаются отношения, зависящие от пола ребенка и его положения в семье. Малыш воспринимает роли, которые играют отец и мать, имитирует их и отождествляет себя с одним из родителей. Ребенок сам хочет играть ту роль, которая для него наиболее привлекательна, роль родителя своего пола. Не лнбидп-нозная фиксация на родителе другого пола или враждебность и конкуренция к родителю своего пола, положенная Фрейдом в основу Эдипова комплекса, а привязанность к родителю своего пола и подражание ему, детское воспроизведение отношений родителей  определяют особенности периода половой идентифи-кации. К аналогичному выводу пришел А. И. Захаров (1977), изучая семейные отношения детей, больных неврозами.
В идущих рука об руку «кризисе 3-летних» и первичной половой идентификации закладываются не только черты личности вообще, но и основы мужественности и женственности, чрезвычайно сильно влияющие на весь дальнейший ход формирования личности мужчины и женщины. Под влиянием ряда социальных воздействий к 3, максимум — к 5—6 годам складывается представление ребенка о принадлежности к определенному полу. Попытки изменить эти представления после указанного возраста малоуспешны [Зайдель К., Шевчик Г., 1977]. *
Основные социальные воздействия в дошкольном детстве так или иначе исходят от родителей. Роль родителей в жизни ребенка очень миогопланова и проявляется с первых дней. В младенческом возрасте именно родители (или постоянно заменяющие их лица) составляют человеческую среду обитания ребенка, от которой зависит развитие его психики. Существуют наблюдения, что дети, которые с младенческого возраста лишены такого общения, несмотря па физический уход, могут к 4—5 годам даже погибнуть в состоянии психофизического маразма и при отсутствии физических заболеваний. В одном из родильных домов ФРГ новорожденных из страха перед инфекционными заболеваниями длительное время содержали в кювезах. Смертность среди них достигла 32: 1000. В тюрьме же, где родившие матери могли определенное время быть вместе с ребенком, из 1000 детей умирали лишь 19. Но даже если исход не столь тяжел, эмоциональный мир ребенка без материнской ласки и ухода (т. е. в условиях депривации) сужается и беднеет, ребенок вырастает недостаточно способным к контакту, с более или менее тяжелыми психическими нарушениями [Rutter M., 1974]. Ребенок, не испытавший материнского тепла в младенчестве или позже разочарованный в своей привязанности к матери, чувствует себя беззащитным, испытывает страх, тревогу. Он может находить утешение в собственном теле—• раскачиваться, сосать палец, кусать губы, раздражать гениталии. Недостаточное удовлетворение эмоциональных потребностей младенца и холодность матери выявляются в анамнезе детей с первичными дефектами развития, садизмом [Зайдель К. и Шсвчик Г., 1977], О тяжелом влиянии деприващш на последующее развитие свидетельствуют и эксперименты по разлучению младенцев с матерью, поставленные Н. Harlow (цит. по Г. С. Васильченко, 1977) на лабораторном, двойнике человека — обезьянах. Выращенные с грудного возраста без матери, они выявляли тяжелые нарушения поведения. Самцы впоследствии оказались импотентными, а искусственно оплодотворенная самка была равнодушна к малышу, не знала, — что с ним делать, сбрасывала его со своего живота или спины, как надоедливую муху.
Вместе с тем, некоторые родители, чрезмерно ласковые в силу особенностей своей личности или одностороннего знакомства с вредностью недостаточного ухода, постоянно держат ребенка на руках, ласкают его, целуют в разные места тела, кладут с собой в постель. Эта сверхласковость, порождающая раннюю эрогенную стимуляцию и «закормленность» любовью, неблагоприятно сказывается на личностном и сексуальном развитии, что будет показано в последующих главах.
L. Yarrow [Уход за детьми и.., 1965], раскрывая содержание понятия «материнский уход», выделяет роль матери как источника сенсорных и других раздражений, источника удовлетворения потребностей ребенка, посредника между ребенком и раздражителями внешней среды. Направленное индивидуализированное отношение к матери устанавливается постепенно. Этот процесс начинается к 5—6 мес. и в конечном итоге должен привести к установлению отношений с окружающим миром через ряд этапов: общее представление о матери, активное узнавание ее, активное узнавание посторонних, беспокойство в присутствии посторонних, чувство близости и доверия. В возрасте 6—7 лет начинается некоторое ослабление привязанности детей к родителям как подготовка к более самостоятельной жизни.
Роль отца имеет свои специфические особенности. Миссия отцовства приобретает все большую соцналь ную важность по мере того, как в современной семье муж превращается из ее главы в партнера жены и берет на себя часть забот по воспитанию детей. Отец во все возрастающей -мере может обеспечить своим детям то, чего они не найдут вне семьи. В жизни и в литературе все еще мало внимания уделяется позитивной роли отца и подчеркивается в основном его недостаточное участие в воспитании. Лишенные в детстве возможности достаточного общения с отцом мальчики в последующем часто не умеют исполнять свои отцовские обязанности и, таким образом, отрицательно влияют на личностное становление уже своих детей. Воспитывающиеся без отца мальчики либо усваивают «женский» тип поведения, либо создают искаженное представление о мужском поведении как антагонистически противоположном женскому и не воспринимают всего того, что пытается привить им мать. В обоих случаях складывается вулыаризованное представление о мужском поведении как агрессивном, грубом, резком и жестоком, о мужественности в сугубо кулачном смысле. У воспитанных без отцов мальчиков труднее развивается способность сочувствовать, управлять своим поведением, у них больше возможностей стать психопатами, лишенными угрызений совести. Такие мальчики часто менее зрелы и целеустремленны, не чувствуют себя в достаточной безопасности, менее инициативны и уравновешены, более робки. Воспитанные без отцов девочки менее успешно формируют представления о мужественности, у них меньше шансов правильно понимать своих мужей и сыновей, т. е. исполнять роль жены и матери [Гарбузов В. И., Захаров А. И., Исаев Д. Н., 1977]. Нередко еще взгляд на роль отца определяется патриархальными представлениями о суровом и жестком главе семьи, распределяющем награды и наказания. В практической жизни отцу иногда отводится роль «палача», приводящего в исполнение приговор матери. Прогрессивная тенденция заключается в том, что роль отца как главы семьи все более сменяется ролью старшего, более опытного и мудрого товарища и друга детей. Он не строже матери, но в большей, чем она, степени уравновешен. Его роль может быть оценена как стабилизирующая. В повседневной жизни это выражается в справедливой и беспристрастной оценке положительных и отрицательных событий, большей сдержанности в проявлении чувств. Именно в этой психической уравновешенности скрыты важнейшие пути воздействия на формирование психики и личности детей. Поведение отца представляет ребенку мужскую позицию, в которой главное внимание уделяется поступкам. Можно сказать, что если мать с раннего возраста обучает ребенка тому «как», то отец — тому «что»; отец учит ребенка быть «кем-то», мать — «кем-то для кого-то». В гармоничной семье, где удовлетворяются взаимные ожидания родителей, где господствуют отношения партнерства и взаимного уважения мужского и женского престижа, развитие личности детей, в том числе — мужественности и женственности, происходит наиболее успешно.

Подробнее

Младшие школьники и их половое воспитание

Категория: Половое воспитание и психогигиена пола у детей | Просмотров: 6479

К этой группе, имеющей разные названия в разных системах возрастной периодизации (позднее детство, пторое детство, препубертатный период), относятся дети 7—11 лет. Если нижняя возрастная граница варьирует весьма незначительно и, как правило, определяется поступлением в школу, то верхняя весьма условна. Это связано с постепенностью полового созревания, индивидуальностью и зависнмостью его темпов от пола.
Психология поведения в этом возрасте определяется связанной с началом обучения интенсивной социализацией и отсутствием пока выраженного полового метаморфоза. Хорошо известно, что дети одного возраста, обучающиеся в разных классах, отличаются друг от друга больше, чем дети разного возраста, обучающиеся в одном классе. Особенно разительны эти различия при переходе из 1-го во 2-й и из 3-го в 4-й класс.
У младших школьников черты дошкольника и школьника уживаются в сознании и поведении в виде сложных, динамичных и часто противоречивых сочетаний. В этом возрасте, который, как любое переходное состояние, чрезвычайно богат скрытыми возможностями, закладываются и формируются основы многих психических качеств.
Развитие психики в этом периоде не является просто развитием ранее существовавших потенций, реализацией наследственных или врожденных программ и ранее воспитанных качеств, хотя все это, бесспорно, имеет значение. Оно определяется перестройкой системы жизненных отношений, состоящей не в ,том, что, как иногда полагают, у ребенка появляются обязанности — они были у него и до школы, — а в появлении качественно новых обязанностей — перед обществом [Леонтьев А. Н., I975J. Подавляющее большинство детей приходит в школу, обладая достаточным, хотя и различающимся от ребенка к ребенку (уровнем психического развития. Это так называемая объективная психологическая готовность —. готовность к обучению в узком смысле слова. Особенности личностной установки по отношению к школе, способность ребенка к общению и взаимодействию и т. п. определяют субъективную психологическую готовность. Важно не только положительное или отрицательное отношение к школе, но и степень готовности к предстоящему сотрудничеству мальчиков и девочек, представление о нем и принятая ранее позиция отношений к сверстникам и взрослым своего и другого пола.
 С поступлением в школу изменяется весь уклад жизни ребенка. Появляется множество новых атрибутов (новенькая школьная форма, портфель, место в доме для занятий, выход, подобно родителям, на свою «работу» — в школу), возвышающих его в собственных глазах и глазах окружающих, особенно — малышей. Торжественная обстановка 1 сентября и речи взрослых, изменившееся отношение родителей, подчеркивающих его вступление во взрослый мир, новые обязанности воспринимаются ребенком глубоко эмоционально. Первое время он учится, поскольку «так надо», еще не понимая смысла учебы и относясь к ней то как к игре, то как к притягательной своей новизной ситуации. Лишь когда интерес к процессу учебы начинает подкрепляться первыми результатами, постепенно возникает интерес к содержанию, формируется потребность в приобретении знаний. Первые отметки радуют самим фактом их получения, открытие их балльной ценности еще только предстоит. Думается, что важно не только время введения системы отметок (в последнее время дискутируется вопрос об отмене этой системы в младших классах), сколько отношение к отметкам учителей и родителей. Если отметки не становятся инструментом лишь карающих и поощряющих санкций, самостоятельной и самодовлеющей целью учебы, а являются средством контроля и самоконтроля, если они не становятся тестом на «хороших и плохих», «умных и глупых», не поляризуют состав класса, унижая одних и возвышая других; если они не расцениваются взрослыми как жестко определяющие последующую судьбу признаки, они не травмируют ребенка. В начале обучения девочки часто добиваются больших, чем мальчики, успехов благодаря более дифференцированной и тонкой ручной моторике, большей усидчивости и прилежанию. Подчеркивая эти различия, педагог рискует, во-первых, способствовать феминизации поведения части мальчиков, во-вторых, у другой части провоцировать агрессивность к девочкам, в-третьих, выработать у девочек «взгляд свысока» на мальчиков, неуважение к маскулинному поведению.
Авторитет учителя для первоклассников обычно беспределен и затмевает авторитет родителей, старших братьев и сестер, сверстников. Иронично-снисходительное отношение отца к женщинам вообще и учительнице в частности не укроется от внимания ребенка. Вскоре у него появится потребность понимать, почему то, что говорит учитель, правильно, и если он усвоил эти установки отца, он может отвергнуть авторитет учителя. В свою очередь, опытный педагог пользуется своим авторитетом прежде всего для того, чтобы как можно успешнее сформировать отношение к учебе, а не к себе.
До поступления в школу потребность ребенка в личной привязанности определяла круг его общения. Если эта потребность продолжает стойко преобладать, формирующийся коллектив может отвергнуть такого ребенка либо в связи с тем, что школа остается для него чуждой из-за слишком сильной привязанности к семье, либо всвязисегостремлением добиться личного расположения учителя. У детей это отвергание, объективно отражающее динамику формирования отношений в коллективе, в крайних случаях может принять форму травли. Обычно она приходится на тех детей, которым недостаточно легких знаков отвергания для коррекции поведения, и чаще всего — на мальчиков. Такое поведение не совпадает с представлениями о мужественности. И когда взрослые говорят: «Какой же ты мужчина?», мальчики презирают, а девочки либо присоединяются в этом к ним, либо принимают презираемого в свою компанию и даже защищают от других мальчиков. Ни один из этих стихийных путей не способствует формированию маскулинного поведения. Только очень тонкая и деликатная помощь взрослых может привести девочек к уважению такого мальчика именно как мальчика, а через это — к изменению отношения к нему мужской части коллектива.
Дошкольник оценивается обычно по одному какому-то признаку, обеспечивающему ему постоянное место в определенной группе: сильный, умный, поет, рисует и т. д. Совсем иначе у школьника: он может быть первым по математике и последним по физкультуре, а выдвинувшись по физкультуре, оказаться последним по чтению. Он все время перемещается из одной группы в другую, с одного места в группе на другое —он познает себя как средоточие многих и разных возможностей [Валлон А., 1967].
Прежде ребенок имел относительно узкий круг товарищей, большей частью сверстников, и, как правило, достаточно известных родителям. Теперь же он все чаще оказывается в кругу детей разного возраста, культурного уровня и поведения. Почувствовав себя членом разношерстной дворовой компании, недавний дошкольник, утверждая себя в глазах группы, будет считать своим долгом поступать в соответствии с может быть еще не всегда для него понятными стремлениями более активных и сведущих заводил. Такая группа может совершить налет на тихо играющих де-вояек, сопровождая этот «подвиг» оскорбительными и непристойными замечаниями. Участники подобной, акции, как правило, не осознают ни мотива ее, ни, тем более, значения слов, брошенных в адрес девочек. Многократное повторение таких действий может способствовать закреплению способа поведения, когда девочку, женщину обижают походя, без желания обидеть, из стремления к «мужскому превосходствую
У младшего школьника уже есть некоторое представление о помощи и сочувствии. Но оно конкретно и опирается не на понимание объективного значения действий, а на положительную эмоциональную зависимость ребенка от одобрения взрослого. Коллективные отношения, как было сказано, только формируются. Ученик еще не понимает положения другого, не может представить себя на его месте. Нравственное поведение, выражающееся в сочувствии и помощи, отстает от формального знания, «что такое хорошо, а отрицательное поведение опережает возможность суждения «что такое плохо» [Рогава Н. В., 1974].
В начальных классах складываются условия, побуждающие и ускоряющие процесс выработки самооценки: ребенок определяет свое место среди окружающих, делает попытки на этой основе представить свое будущее. Нельзя отрицать роли темперамента и характера в формировании самооценки и уровня притязаний, но необходимо подчеркнуть ведущую роль социально-средовых факторов, в данном случае — школы. Уже в 1—2-м классах у слабоуспевающих и отличников может складываться завышенная самооценка А И. Липкина (1976) констатирует, что помехой для правильного развития личности детей с повышенной самооценкой является их недостаточная критичность к себе, а для нормального развития личности детей с пониженной самооценкой — повышенная самокритичность Из приводимых автором примеров видно, как самооценка влияет на уровень притязаний в будущем и как она различается у мальчиков и девочек. В представлениях девочек о будущем отчетливо звучат мотивы семьи, эмоциональной привязанности, желания быть красивой и любимой. Жизненные планы мальчиков больше направлены на саморазвитие, самореализацию.
В. А. Крутецкий (1976) полагает, что психику младшего школьника характеризует «созерцательная любознательность» Он подчеркивает недостаточную дифференцированность восприятия, связь его с действием и преимущественное развитие непроизвольного внимания Отсюда значительная потребность в наглядности, стремление потрогать, взять в руки все интересующее. Это стремление усиливается благодаря выраженной эмоциональности детей Многие противоречия этого возраста связаны с тем, что младший школьник, находящийся на «доморальном» этапе господства субъективности в поведении [Николаи-чев Б. О, 1976], начинает вступать в фазу объективных интересов н определения своего места в коллективе, выработки позиций в отношении к обязанностям.

Подробнее

Половое воспитание и особенности личности и поведения подростков

Категория: Половое воспитание и психогигиена пола у детей | Просмотров: 2935

Подростковый возраст, возраст полового созревания—критический период в биологическом, психическом и социальном развитии человека. Отрочество, как никакой другой этап жизни, совмещает в своем настоящем черты прошлого и будущего. В это время завершается оформление той схемы поведения, которая будет существенно влиять на физическое и психическое здоровье, на всю дальнейшую общественную и
личную жизнь.
Повышающееся внимание к этой возрастной группе обусловлено, по крайней мере, несколькими обстоятельствами.
Первое — в связи с увеличением рождаемости после второй мировой войны и снижением детской смертности произошел существенный рост численности подростков во всем мире и у нас в стране. Предполагают, что, несмотря на сокращение рождаемости, в последнее вр«мя в развитых странах эта тенденция, несколько замедлившись, сохранится и в будущем. Второе — в быстро развивающемся современном мире глубокие изменения во всех сферах жизни происходят на протяжении жизни одного поколения, и к психике подростка предъявляются большие требования. Значение этого усиливается еще и тем, что представители разных возрастных групп в ряде вопросов оказываются носителями разных представлений о жизни. В нашей стране не существует идеологического разлада поколевий, но поколение отцов обладает менее единым, чем несколько десятилетий назад, мнением по многим житейским вопросам. Это, в частности, касается представлений о мужественности и женственности, о роли полов в современном обществе и
семье.
Третье—акселерация и связанные с ней диспропорции проявляются в более раннем возникновении специфических проблем подросткового возраста, которые уже поэтому, хотя не только поэтому, требуют
 уточнения и совершенствования подходов к их разрешению. К таким проблемам .относится широкий круг вопросов -Поведения, так или иначе связанных с полом.
Четвертое — предоставление молодежи все большей самостоятельности, более раннее выделение из родительской, нуклеарной семьи, с новой остротой ставит вопрос о максимально адекватной подготовке в отрочестве к самостоятельной жизни.
Пятое, а по перспективной значимости первое, об-стоятельство заключается в том, что будущее, как известно, принадлежит молодежи, а потому воспитание сегодняшнего подростка определяет завтрашний день нашего общества, воспитание последующих поколений.
Психику подростка характеризуют повышение чувствительности и возбудимости, неуравновешенность, раздражительность, причудливые сочетания стеснительности, стыдливости и заносчивости, развязности, стремление к независимости, освобождению от влияния авторитетов, переход к самостоятельности взрослого, индивидуализация психики и, вместе с тем, недостаточность ее индивидуального характера, высокое влияние ближайшего окружения («психика себе подобных» по Дерябину В. С., 1974). Эти особенности отражаются во многих формах поведения, общения, переживаний, обычно объединяемых выражением «трудности подросткового периода». Как подчеркивает И. С. Кон, «Жизнерадостность, бодрость и оптимизм советской молодежи не означают, что жизнь ее ' бесконфликтна и противоречия ее развития — только идиллическая борьба между хорошим и еще лучшим. У нее немало сложных проблем, в том числе и таких, которые далеко не покрываются привычной формулой о пережитках капитализма в сознании людей»'.
Интенсивное нравственное формирование личности— важнейшая психологическая характеристика этого возраста. «Когда же процесс этот по тем или иным причинам (социальным или сугубо индувидуаль-ным) затягивается, тогда невозможным оказывается ни нормальное учение, ни нормальный труд — лич-
 пость «бродит», мечется н мучается, пока не найдет себя (или не потеряет)»1.
Понимание подростками нравственных норм и категорий не всегда носит достаточно глубокий характер. Если одни руководствуются в поведении хорошо осознанными положительными нравственными норнами, то другие обладают более низким уровнем нравственных понятий и поведения, либо формальным и не реализуемым в жизни знанием моральных норм, а третьи еще не устанавливают связи между известными им нравственными требованиями и собственным поведением [Крутецкий В. А. и Лукин Н. О. 1965]. Наши наблюдения подростков в условиях пионерских лагерей показывают, что по уровню нравственности в вопросах пола значительная их часть может быть отнесена к последней группе.
Формирование самосознания зависит не только от индивидуальных особенностей и социально-средовых влияний, но и от пола. У девочек самосознание формируется в целом быстрее, чем у мальчиков, они взрослеют раньше и по-своему. Так, по данным С. И. Голода (1972) и И. С. Кона (1973), у девочек раньше возникают сложные формы рефлексии, чувство одиночества; сильнее потребность во взаимопонимании, психологической близости; они раньше, чем мальчики, и в 3—4 раза чаще пишут дневники, стихи; у них раньше и сильнее проявляется интерес к внутреннему миру литературных героев; ориентация на словесное общение больше, чем на совместную деятельность, и сильнее, чем у мальчиков; оценивая себя по сравнению со сверстниками, они указывают на меньшую общительность, но большую искренность, справедливость, верность, а мальчики, оценивая девочек, — на меньшую смелость, общительность, жизнерадостность и большую доброту, умение понять другого. Девочек собственная внешность начинает беспокоить раньше и в 2 раза чаще, чем мальчиков; девочки охотнее отдают предпочтение мужскому статусу, чем мальчики женскому; девочки свободнее в общении с мальчиками, чем мальчики с девочками; у мальчиков больше потребности в достижении своих целей и ориентация на будущее. Вероятно, в связи е отмеченными различиями мальчики более неуверенны в самооценке и предполагаемой оценке со стороны сверстников, а девочки более конформны и догматичны, больше склонны к нейротизму и тревожности. Воспитываясь в религиозных семьях, девочки испытывают сомнения в вопросах религии и веры реже, чем мальчики, но на один — полтора года раньше.
Познавая себя, подросток приходит к формированию идеального образа своего «я» и стремится этому образу соответствовать. Тем самым он вступает в период самовоспитания, которое во все большей мере становится призмой*, преломляющей' внешние воспитательные влияния. Иногда самовоспитание принимает крайние формы: мальчик для воспитания смелости, например, прыгает с моста, рискуя жизнью, или затевает драку, девочка для преодоления стыдливости ведет себя развязно либо воспитывает «женскую- неприступность» столь непреклонно и прямолинейно, что оказывается отвергнутой сверстниками и сверстницами. В большей или меньшей мере через это проходит почти любой подросток, но быстро изживает эти крайности при правильном воспитательном подходе.
Отношения со взрослыми и родителями являются основным содержанием так называемого «конфликта отцов и детей». В истоках его лежит стремление иод-ростков к самостоятельности, достижению статуса взрослых и свойственная подросткам всех времен потребность в группировании со сверстниками. Известны результаты эксперимента, в котором подростки должны были оценить показатели отца (любимого и уважаемого) и своего друга в определенном физическом упражнении. С такой же частотой, с какой более младшие завышали успехи отца, подростки завышали успехи друга. Оценка результатов сверстника неосознанно отождествляется с самооценкой, тогда как соревнование с отцом становится проверкой собственного возмужания. Мы не располагаем сведениями об аналогичном изучении установок родителей- по отношению к детям. По данным ряда ояросов близость с друзьями-сверстниками у подростков является наибольшей, а с родителями — меньшей.
Поколение родителей, испытывая известную тоску по детству, так или иначе идеализируя собственный жизненный опыт или принимая его за точку отсчета, не всегда оказывается в состоянии понять подростка и найти с ним общий язык в решении нравственных проблем. От взрослых зависит — достигнет ли диалог отцов и детей степени реального конфликта.-Различия поколений, особенно ощутимые при ускоренных темпах общественного развития, являются одной из закономерностей осуществления преемственности поколений. Подчеркивая это, В. И. Ленин указывал, что молодежь... «по необходимости вынуждена приближаться к соцализму иначе, не тем путем, не в той форме, не в той обстановке, как ее отцы»'.
К конфликтам приводит вызванная по вине воспитателей фрустрация потребностей в свободе, независимости и престиже: самый прямой, плодотворный и легкий путь воспитательной работы проходит через эти потребности воспитуемого [Чхартишвили Ш. Н., 1974]. Подростки часто видят, и не без оснований, источник своих трудностей в той позиции, которую занимают по отношению к ним родители. «Родители должны стать самыми лучшими друзьями своим детям. Вот чего мы хотим. Тогда не будет трагедий»,— пишет 15-летний «трудный» мальчик.

Подробнее

Трудности и помехи в половом воспитании

Категория: Половое воспитание и психогигиена пола у детей | Просмотров: 2922

Воспитание детей может быть успешным лишь тогда, когда разработанные определенные его принципы приняты, освоены и умело применяются воспитателями. В настоящее время трудно требовать выполнения всех условий во всех случаях жизни. Целый ряд препятствий в личности самого ребенка, семье, школе и влиянии средовых условий может мешать правильному и эффективному половому воспитанию.
И врачу, и воспитателю очень важно определить является ли данный ребенок благоприятным объектом для воспитания, может ли он воспринять комплекс направленных на него педагогических воздействий. Если пет, воспитателям приходится, как правило, в содружестве с врачами, искать и разрабатывать специальные пути подхода, ибо любой, даже глубоко неполноценный, ребенок не должен остаться вне положительных влияний, которые могли бы увеличить возможности его адаптации к жизненным условиям.
К числу неблагоприятных для проведения полового воспитания условий, связанных с самим ребенком, относится: патологическое усиление инстинктивных влечений, соматические заболевания, нервно-психические расстройства (им посвящена следующая глава), неправильное формирование личности.
Значительные трудности подстерегают воспитателя в случаях соматических заболеваний у детей. Ослаб-ленность, длительная прикованность к постели, физические страдания, ограничение общения со сверстниками, отрыв от семьи при госпитализации могут оказаться в некоторых случаях условиями для сосредоточения внимания на сфере ощущений, связанных с сексуальностью. Постоянные отрицательные переживания и связанное с ними аффективное напряжение заставляют ребенка искать развлечений и разрядки в ощущениях, исходящих от собственного тела, и находить их в форме мастурбации или других действий. При этом воспитатели нередко бывают растеряны, так как серьезные дисциплинарные меры неприемлемы, а слова и пример, даже если они доходят до сознания страдающего ребенка, могут не возыметь действия.
Припоминается 12-летняя девочка с тяжелым заболеванием почек и мочевыводящих путей, сопровождавшимся длительными и болезненными задержками мочеотделения. Многие месяцы она проводила в лечебных стационарах. За время болезни у нее появилось стремление к мальчикам, которых она обнимала и нередко раздевала. Возможно, некоторое значение имела локализация страдания. Однако главным условием гиперсексуального поведения было длительное снижение настроения, связанное с переживанием своей болезни и болевыми ощущениями, с социальной депривацней. Растормозившаися сексуальность выступила в качестве положительного переживания, конкурирующего со страданиями.
15-летний подросток, обратившийся к нам с просьбой «помочь справиться с собой», рассказал, что начал онанировать в 12 лет, когда болел: «Было воспаление легких. Чувствовал себя «так себе». Родители оставят еду и лекарство на день — и до вечера —на работу, целый день один. А придут — тоже заняты. Читал, смотрел телевизор — все подряд, но скоро надоело до смерти. Как-то лежал на животе и читал, вдруг почувствовал... Потом из интереса специально так лег — опять. Ну, а потом пошло — как скучно, так за это дело. Выздоровел, все прошло, а это осталось, особенно когда в постели и настроение плохое».
Врач должен разъяснить широкому кругу родителей и педагогов важность и необходимость не только физического ухода за больным ребенком, но и мер психологической зашиты. Если ребенок во время болезни не одинок, навещается товарищами и чувствует себя нужным, занят делами, которые поддерживают в нем чувство его значимости и ценности для себя и других — он, как правило, избегает ситуаций, подобных описанным.
Особо трудны для воспитания дети и подростки, чье физическое, в том числе нередко и половое, развитие значительно отстает или резко ускорено. У многих из них при достаточном психическом здоровье могут возникать мысли о неправильности формирования тела, телесных отличиях от других людей и даже уродливости. Явно замедленное физическое развитие, несмотря на попытки взрослых разубедить и успокоить, может сопровождаться различными попытками компенсации, которые призваны если не ускорить физическое развитие, то хотя бы подтвердить подростку его функциональную полноценность. После визуальных сравнений с другими своих телесных форм, и особенно гениталий, мальчик-подросток, если считает их неполноценными, приходит иногда к попыткам добиться эрекций и эйякуляций, чтобы убедиться в своей достаточной зрелости. Подобные неоднократные «опыты самоутверждения» могут привести  к регулярной мастурбации даже при отсутствии других побуждений и понимании неприемлемости такого поведения.
Инфантильная девочка с явлениями гипогенита-лизма может оказаться еще более трудным объектом воспитания, т. к. будет искать гораздо более рискованных подтверждений своей женственности. При этом запаздывание на несколько лет менструаций позволяет порой ей в соответствующей ситуации надеяться на то, что она сможет ответить на мужскую благосклонность любым смелым шагом, ничем не рискуя.
Преждевременное половое развитие таит в себе не меньше сложностей, хотя механизм их может быть прямо противоположным. Раннее пробуждение сексуальности, вопреки даже благоприятным средовым условиям, толкает детей к мастурбации либо к ранним половый контактам. Преждевременное половое и физическое развитие способствует тому, что такой подросток вольно или невольно становится развратителем сверстников либо стремится в компанию старших, которые соответствуют ему по физическому развитию и сексуальным интересам, но значительно опережают его по психической зрелости. Все это определяет необходимость более раннего, в соответствии с реальным развитием, полового просвещения и воспитания.
Тягостные переживания возникают у тех, кто обнаруживает, что их гениталии оформляются по типу противоположного пола. Если большинство стремится сохранить свой паспортный пол, то у меньшей части может возникнуть обратное желание. Транссексуализм, т. е. стремление изменить свою половую принадлежность, требует специального рассмотрения. Здесь отметим только, что внутренние душевные противоречия транссексуалов могут оказаться очень серьезными, так как многие из них не в состоянии выполнять ту половую роль, которую диктуют экспектации окружающих. Смягчить остроту этих переживаний могут психотерапевтические меры, направленные на адаптацию к половой роли, или квалифицированная врачебная консультация при требованиях оперативного изменения пола.
Часто половое воспитание недостаточно или неправильно в связи с создающимися в семье условиями. Они обычно связаны с неспособностью или неподготовленностью родителей к этому типу заботы о ребенке. Традиционное игнорирование полового воспитания в семье приводит к тому, что из поколения в поколение не накапливается в этой области положительный опыт. Молодым родителям не у кого получить совет, ибо и старшие недостаточно осведомлены в этом. Более того, часто необходимость для детей соответствующих знаний и воспитательных мер вообще отвергается старшим поколением, представители которого полагают, что до сих пор люди воспитывались превосходнейшим образом и без этого. Такая позиция имеет свои психологические корни в виде переоценки собственного жизненного опыта, невозможности изменения сложившихся моральных и сексуальных установок, руководства лишь «здравым смыслом». Дети в этих условиях затрудняются в избрании образца для идентификации, иногда невроти-зируются, что в свою очередь еще больше затрудняет их воспитание. От молодых родителей в такой ситуации требуется немало терпения, такта и достоинства, чтобы, не скатываясь до конфликта со старшим поколением, проявить должную настойчивость и проводить в жизнь правильную точку зрения.
Неопытные или односторонне воспринявшие, идеи полового воспитания родители делают акцент на ана-томо-физиологической его стороне, упуская из виду роль собственного примера и этико-психологических воспитательных мер. У нравственно и морально неподготовленного ребенка такое сведение воспитания к просвещению лишь возбуждает преждевременный и однобокий интерес к вопросам пола, на что справедливо указывал А. С. Макаренко.
Другие родители, наоборот, подчеркивая нравственную и этическую стороны общения полов, всячески затушевывают сомато-физиологические характеристики. Для них существуют не мальчики и девочки, а товарищи, друзья, одноклассники, школьники. Порой сверстник или сверстница отклоняется как эротический раздражитель. Это отнюдь не помогает правильному психосексуальному развитию, особенно мальчиков соответствующего возраста. У одних из них такие условия сказываются в более или менее выраженной сексуальной индифферентности.'Другие в пубертатном периоде, в фазе юношеской гиперсексуальности ломают плотины полученного воспитания, но, не имея опыта переживаний и отношения к сверстнице как представительнице пола, часто совершают весьма рискованные шаги в отношениях, вынося из последних либо убежденность во вседозволенности, либо переживания несостоятельности, неполноценности.

Подробнее

Особенности сексуальных проявлений при нервно-психических растройствах

Категория: Половое воспитание и психогигиена пола у детей | Просмотров: 11949

Необходимость специального рассмотрения сексуальных проявлений при нервно-психических расстройствах диктуется рядом обстоятельств. При таких расстройствах у детей сексуальные проявления могут в течение определенного времени выступать на передний план, тогда как основные признаки заболевания — быть менее демонстративными, не замечаться. Кроме того, сексуальные проявления могут достигать значи-тельной интенсивности и качественного своеобразия, s попытки взрослых противодействовать явно сексуальному или агрессивно-садистическому поведению не приносят успеха и приводят к трудноразрешимым проблемам и конфликтам. Перед педиатром, урологом, гинекологом, дерматологом, невропатологом-, психиатром возникает задача разграничения патологической и нормальной сексуальности у психически' беленых и здоровых детей, для чего надо уметь выявлять сексуальные симптомы: Необходимость такого разграничения определяется и различным отношением больных и здоровых к вопросам пола.
Опасность сексуального поведения психически больных часто преувеличивается, но в ряде случаев заслуживает внимания. Она может возникать в связи с болезненна искаженным мышлением, галлюцинациями, нездоровой эмоциональностью и т. д. Запаздывание в распознавании болезненности распущенного или даже преступного поведения приводит к использованию далеко не безразличных для больного средств воздействия и сохранению, а нередко и увеличению, опасности его действий для окружающих и себя. Дети с не очень выраженными нервно-психическими расстройствами в общеобразовательных школах поддерживают широкие контакты с психически здоровыми и, таким образом, могут оказывать влияние на их половое поведение. Изучение семиотики сексуальных проявлений у детей с психическими нарушениями может служить большим подспорьем в диагностике расстройств психики и выработке правильного отношения к необычной сексуальности при них.
Наряду с безусловно сексуальными действиями, к кругу сексуальных проявлений относят не всегда правомерно —сосание пальцев и языка, кусание ногтей и рук, оттягивание, потирание и кусание губ, ковыряние в носу, чесание глаз, выщипывание бровей н ресниц, выдергивание и выкручивание волос на голове, оттягивание, растирание, пощипывание, царапание ушей и век, поглаживание, чесание, царапание, трение руки об руку и других частей тела, особенно — гениталий [Kanner L., 1948], сквернословие, эротические фантазии и представления, неприличные рисунки, подглядывание за обнажением, уринацией я дефека цией, чрезмерную нежность, задевание лиц другого пола, особенно хульные мысли, издевательство, неко-; торые виды остроумия, стремление причинить другим или испытать самому боль и др. [Аркин Е. А., 1921; Симеон Т. П., 1929; Штроймайер В., 1926]. При сформированное™ полового влечения или ранней его стимуляции часть перечисленных проявлений иногда мо-.жет приобретать сексуальную окраску. Мы рассматриваем эти проявления как условно сексуальные и полагаем, что отнесение их к сексуальным должно производиться с осторожностью тем большей, чем младше ребенок.
Целенаправленное изучение этих вопросов, производившееся особенно активно несколько десятилетий назад, показало, что своеобразие описываемых про-.явлений зависит от возраста, пола, степени зрелости и особенностей личности, а в известной мере и от специфики расстройств психики, составной частью которых они могут являться [Аркин Е. А., 1921; Гельман И., 1923; Симеон Т. П., 1929; Гребельская Е. С., 1936; Чаплина М. П., 1936; Озерецкий Н. И., 1938; Певзнер М. С., 1941; Сухарева Г. Е., 1959, и др.].
В дошкольном возрасте сексуальные проявления при нервно-психических расстройствах относительно редки, но уже довольно разнообразны. Это мастурбация, влечение к лицам своего или другого пола (объятия, поцелуи, совместное лежание и пр.), обостренное половое любопытство (рассматривание и ощупывание своих и чужих гениталий, подглядывание в туалетах), циничные высказывания и жесты, рисунки сексуального содержания. У более старших детей сексуальная симптоматика встречается чаще, она более разнообразна и устойчива. Кроме перечисленного, наблюдаются проявления трансвестизма, вуайеризма, садизма, мазохизма, фроттеризма, совместного онанизма, эксгибиционизма, принуждения к обнажению, извращенного интереса к уринации и дефекации, имитация коитуса, совращение младших и т. д.
Подросткам, кроме того, свойственны сексуальные фантазии с мастурбацией, рассуждения на темы пола, эксгибиционистские игры, петтинг, влюбленность в старших своего и другого пола, гомо- и гетеросексуальные половые контакты [Hurlock Е., 1968]. Эротические проявления могут отражать реакции формирующейся личности: протеста (расторможение влечений), отказа-(ограничение.контактов), имитации (подражание сквернословию, сексуальным действиям), гииеркомпенсации (эротические фантазии, самооговоры). Выраженность и особенности этих типов реакций в определенной степени связаны с типом личности.
Существенным признаком, часто приобретающим значение диагностически ценного и информативного симптома, является отношение ребенка к сексуальности и ее проявлениям. По мнению Г. Е. Сухаревой (1969), у детей нет истинных половых извращений. Патологией является раннее пробуждение сексуальности, вызванное чаще всего неправильным воспитанием. Средовые 4>акт°Ры могут быть причиной и невротических срывов, и сексуальных проявлений.

Подробнее

Половое воспитание в детских учреждениях для здоровых детей, детей с соматической и нервно-психической паталогией

Категория: Половое воспитание и психогигиена пола у детей | Просмотров: 4109

Все детские учреждения, каждое из которых обладает своей спецификой влияния на психическое и психосексуальное развитие детей, с известной условностью могут быть разделены на 4 группы.
Учреждения для здоровых детей (детские сады и ясли, интернаты. Дома ребенка). Детские сады и ясли посещают, все большее количество детей: подсчитано, что к 1980 г. примерно 75% детей в возрасте до 3 лет будут находиться в детских яслях и практически почти все дети 3—7 лет — в детских садах. Состав детей детских садов и яслей ближе всего к представлениям о нормальном детском коллективе. Лишь 16% из них воспитываются в неблагополучных семьях'. Подавляющее большинство воспитателен считают свои знания по половому воспитанию недостаточными, требующими расширения. Треть воспитателей полагает, что половое воспитание следует начинать с 10 лет, а отдельные педагоги считают его вообще излишним.
Между тем, многие особенности поведения детей указывают на необходимость полового воспитания в массовых дошкольных коллективах. Более пятой части спрашивают воспитателей о половых- различиях, рождении детей, беременности, роли отца. Еще боль»! ;luee количество детей обсуждает эти темы между собой и стесняется задавать вопросы старшим. Часть детей (10%) проявляет интерес ко всему «неприлич- \ ному», назойливо демонстрирует себя или грубо ко- ', кетничает (2%), подглядывает за раздевающимися или отправляющими естественные надобности (18%), садистически издевается над другими детьми (6%), обнажается перед детьми другого пола (6%), онанирует (10%). Следует отметить и условно сексуальные проявления: сосание и прикусывание губ, языка, пальцев, палочек, игрушек, воротника, платка, подушки (6%), кусание ногтей (7%), раскачивание, переступание, перебирание пальцев, кручение волос (1%), длительное сидение на горшке (до 7%).
Недостаток внимания к себе, нарушение связи с родными, отсутствие заботы со стороны взрослых дета нередко пытаются компенсировать сами. Одни (26%) с необычной нежностью относятся к воспитателям, прижимаются и льнут к ним, говорят им ласковые слова. Другие (34%), видимо, не надеясь на отзывчивость взрослых, ищут теплоты в отношениях с животными (собаками, кошками, хомячками, черепахами, птицами). На поведении детей, безусловно, сказываются методы воспитания. Педагоги же отмечают, что в качестве наказания им приходится применять не только словесные формулы, но и разобщение с группой, запугивание и т. д.
Заявления некоторых педагогов свидетельствуют о том, что дети с явно или условно сексуальными проявлениями находятся под постоянным надзором, их пытаются отвлечь играми, физическими упражнениями, стыдят, наказывают, сообщают родителям. Такие действия персонала, не прошедшего специального обучения, не соответствуют требованиям правильного воспитания, эффективность их незначительна, а качество оставляет желать лучшего. Некоторые действия воспитателей приводят к результату, противоположному желаемому. Так, слишком строгое, тем более жестокое, обращение с ребенком, застигнутым за онанизмом или в процессе сексуальной игры, приводит к тому, что он сторонится и избегает взрослых, продолжая сам развлекать себя.
 В круглосуточных дошкольных учреждениях и особенно в Домах ребенка круг явно сексуальных проявлений обычно уже и представлен в основной онанизмом, а условно сексуальные проявления распространены значительно шире. Представленность тех и других зависит не только от конституционального типа детей, но и в большей степени от времени отрыва от семьи и переносимости его ребенком, or режима воспитания в учреждении.
Практически никто из педагогов школьных интернатов не сомневается в целесообразности полового воспитания и при этом не считает себя достаточно подготовленным к нему. Обратимся к примеру одного из интернатов. В нем были дети 9—14 лет. Почти все они из неблагополучных, а 2/з — из неполных семей. Воспитанники ничего не спрашивают у педагогов о половых проблемах, но откровенно обсуждают их между собой. Исключение делается только для медицинской сестры, к которой изредка обращаются за разъяснениями. Спрашивать же, по-видимому, есть о чем, ибо треть детей проявляет горячий интерес к тому, что взрослые называют «неприличным», а 14% ищут случая подглядеть за раздевающимся или обнаженным представителем другого пола.
Обращает на себя внимание относительная распространенность явно и условно сексуальных проявлений. 18% воспитанников онанируют и примерно столько же обнаруживают садистически окрашенную агрессивность. Многие сосут пальцы, предметы (ручки, карандаши), обкусывают ногти, накручивают на палец или вертят волосы. Некоторые стремятся разделить постель с другими детьми, что, по-видимому, только отчасти можно объяснить сексуальной заинтересованностью — скорее это попытка преодолеть чувство одиночества, недостаток доверительного душевного контакта, что подтверждается проявлениями нежности к персоналу и животным у большого числа детей.
Одиночеству, отгороженности, а порой и враждебности детей способствуют еще, к сожалению, бытующие в интернатах неправильные методы воспитания (угрозы, запугивания, психологическая изоляция) и недостаточное понимание детской индивидуально сти. Постоянное аффективное напряжение ребенка, • не создавшего прочных эмоциональных связей, гол-.кает его на поиск душевного комфорта и чувства защищенности. Под влиянием однокашников или самостоятельно ребенок находит облегчение, успокоение или хотя бы отвлечение в том или ином виде сексуальности.
Учреждения для соматически больных и ослабленных детей. В соматических .больницах и санаториях дети могут находиться от нескольких дней до многих месяцев в отрыве от семьи на попечении медицинского и в меньшей мере — педагогического персонала. Эти учреждения позволяют судить о степени важности влияния на сексуальность соматических вредностей в сравнении со средовыми влияниями. Когда в санатории находятся дети в основном (на 3/4) из благополучных семей, даже при неопытности персонала в половом воспитании все показатели распущенности и преждевременной сексуальности оказываются не" измеримо меньшими, чем, например, в уже упомянутом интернате для детей того же возраста. Так, онанизм отмечен у 10%, садистические наклонности — у 10%, самообнажение — у 1,5% детей в санатории, чаще — у длительно болеющих, нервных и находящихся в плохих семейных условиях. Реже эти явления возникают как подражание. Еще более редки условно .сексуальные проявления.
Дети нередко обращаются -к персоналу с вопросами о менструациях, поллюциях, сути рождения, беременности, гигиене тела. Между собой они иногда обсуждают и такие явления, как половой акт, иногда рассказывают непристойные истории и анекдоты, порой поют соответствующего содержания песни. При длительном совместном пребывании у мальчиков и девочек возникают взаимные привязанности. Некоторые из них влюбляются, обмениваются записками, пытаются сдвинуть кровати, объединиться, об« няться. Иногда можно наблюдать в палатах игры в доктора с раздеванием младших детей. Некоторые подглядывают за обнажением представителей другого пола. Таким образам, дети, не будучи чрезмерное или преждевременно сексуальными, интересуются вопросами пола, Половое воспитание в лечебных учреждениях фак» тически не проводится. Ограничиваются тем, что дё^ тей школьного возраста разделяют по полу, дошкольники же нередко оказываются в смешанных палатах и ео старшими детьми. При этом даже туалет не всегда бывает раздельным, а для малышей это, как правило, общая горшечная. При появлении случаев онанизма врачи назначают более или менее эффективное медикаментозное лечение либо ставят вопрос о выписке ребенка, особенно при столкновении с другими проявлениями сексуальности, перед которыми врачи и персонал беспомощны.

Подробнее

Семья.)

Словарь семейного воспитания

» Центр Начало
Адрес: ул. Некрасова д.2Телефон: 8-910-224-83-74Время работы: с 8.00 до 21.00

» Дейл Карнеги - отец забывает
Слушай, сынок: говорю это, когда ты спишь, положив свою лапку под щеку. Светлые кудряшки прилипли к твоему влажному лобику. Я прокрался в твою комнату один. Несколько минут тому назад, когда я читал в ...

» Феномен супружеской измены
«Раньше ее (полного) окончания вспыхивают измены, как последняя надежда любви».(Розанов В. В. Опавшие листья)Ничто так не отравляет семейных отношений, как сексуальные контакты одного из супругов на с ...