Воспитание детей > Психические особенности детей разного возраста > Дошкольный возраст - ведущая деятельность

Дошкольный возраст - ведущая деятельность


«Наша личность — это сад, наша воля — садовник».
(Вильям Шекспир)

Сознательное управление своим поведением у ребёнка-дошкольника развивается вначале в ролевой игре и лишь затем переносится в учебную деятельность. Ребёнок должен «наиграться», не в смысле «устать», а в смысле «обучиться»! (Человек никогда не устанет играть.) Именно в игре дети учатся контролю над собой (контролировать себя) и кооперативности — тем качествам, которые дают возможность осуществлять учебно-воспитательный процесс.
Дети играют в магазин, во врача, в семью («Дочки-матери»), в животных (хозяйку и животных), в школу, в кухню (приготовление и потребление пищи), в почту, в парикмахеров, кассиров, водителя автобуса, в контрольно-пропускной пункт (вход по билетам), в телефонный разговор, в мушкетёров, в пиратов, гардемаринов, в войну, в железную дорогу, в иностранцев («Каля-маля») и т. д. и т. п.
Играя, дети удовлетворяют свою основную социальную потребность — стремление к участию в жизни взрослых, куда их пока не очень-то допускают (Игра — это особая форма освоения действительности...). Как показали исследования Эльконина Д. Б., детям не свойственно играть в работу, которую они уже регулярно выполняют: например, сбор кофе в Боливии (с 3-х лет) или разделка животных на Крайнем Севере. (Здесь «каждый мальчик имеет пояс, к которому на цепочке или на ремешке прикреплён нож, не игрушечный, а самый настоящий, иногда даже весьма внушительных размеров. Случайный порез лишь быстрее научит ребёнка правильно обращаться с самым необходимым в жизни оружием. Нож нужен мальчику и для еды — отрезать кусочек мяса, и для того, чтобы сделать стрелу, содрать шкуру с убитого зверька... При таких условиях понятно, что в игрушках обских детей очень трудно найти нож или топор, выстроганные из дощечки, какие мы часто находим у детей других культур, где ребёнок не имеет раннего приучения к этому виду оружия» [111].)
Ребёнок переносит в игру деятельность, наблюдаемую в жизни. Ребёнок никогда не будет играть в то, чего он не видел. Танкистский шлем отца будет долго пылиться в шкафу, если ребёнок никогда не сидел в танке, не видел ни одного фильма про танкистов, не понимает смысла и схемы игры.
В научной литературе середина детства (6 лет) связывается с потерей непосредственности и спонтанности [3]. У ребёнка появляется слово «понарошку» (т. е. не по-настоящему, но специально), которое часто употребляется в играх. Это большое приобретение данного возраста. Знание о разных реальностях существования собственного «Я» даёт возможность ребёнку дозировать произвольность на первых этапах её развития. «Понарошку» помогает некоторое время следовать правилам игры (пока хватит сил). От «понарошку» можно в любой момент отказаться и вернуться в своё естественное состояние.
В сюжетно-ролевой игре ребёнок на голову выше самого себя. Например, подвижный ребёнок, который ни секунды не может оставаться на месте, когда ему поручают роль часового («понарошку»), может простоять неподвижно более 4 минут [87]. Вне игры это было бы невозможно. Это происходит по двум причинам: в игре ребёнок изображает не себя, а взрослого, который всё может; к тому же поведение в игре контролируется и поощряется коллективом сверстников. Ребёнок, взявший на себя определённую роль в игре, стремится исполнять обязанности по отношению к сверстникам. Другие дети ожидают и требуют, чтобы он правильно выполнял эту роль. (Например, при исполнении роли покупателя он не может уйти из магазина, не заплатив за покупку. Роль доктора обязывает его быть терпеливым по отношению к больному, а роль учителя — требовательным по отношению к ученику [63].)
Есть дети, которые постоянно стремятся быть лидером и выбирают самые привлекательные роли (чем вызывают неудовольствие других). Сверстники не очень-то ублажают таких детей и требуют элементарной социальной справедливости. Если ребёнок захочет остаться в игре, он вынужден будет по очереди выполнять малопочётные роли. Игра своим содержанием задаёт жесткие условия, которым надо соответствовать, чтобы быть допущенным к игре. Играя, старшие дошкольники постоянно учат друг друга («Разве так контролер проверяет билеты?..»). Сверстники избегают контактов с ребёнком, который не умеет играть (не умеет сотрудничать): нарушает правила и мешает игре. Желание играть учит ребенка регулировать свое поведение.
Старшие и младшие дошкольники играют в сходные игры, но по-разному. Характер игры отражает развитие ребенка. Содержание начальных игр ограничивается двумя-тремя действиями (например, кормление куклы и укладывание ее спать). Фактически, здесь ребенок еще ничего не отображает, а повторяет те действия и теми игрушками, которые показывал взрослый [63].
Очень скоро ребенок начинает привносить наблюдаемые явления в игру (простые сюжетные игры). Дети 2-4 лет играют несложно (преимущественно повторяют одни и те же действия) и порознь (рядом, но не вместе). На первых порах существенное значение в игре имеет предмет-заместитель (ролевой набор): игрушечный шприц, белый халат, прибор для прослушивания. Основные конфликты между младшими дошкольниками возникают из-за обладания предметом, который является ключевым в игре [63]. Поэтому здесь часто в магазине сидит по несколько продавцов, а больного осматривает несколько докторов. Разумеется, все хотят варить кашу и угощать, и мало кто хочет ее есть! У четырехлеток наблюдается явное превосходство опоры и сюжета. На первых порах дети точно копируют (обыгрывают) всю последовательность действий взрослого (все, что видели своими глазами), не отступая ни на шаг.
Малышей в игре интересуют предметные действия, старших дошкольников — нюансы отношений. Когда ролевая игра переходит на уровень исследования отношений, ребёнок начинает остро нуждаться в партнерах. Объединение детей в совместной игре способствует дальнейшему обогащению и усложнению сюжета. Сюжетно-ролевая игра в развитом виде — это уже игра без сюжета (но по правилам!): сюжет начинает варьироваться, если не исчезает совсем. Когда правила вскрыты, вычленены и обобщены, отпадает необходимость опор (предмет уже не играет главной роли). У детей старшего дошкольного возраста воображение опирается на такие предметы, которые лишь отдаленно напоминают орудия взрослого, например, карандаш вместо шприца. (Совет: не заваливайте дошкольника игрушками. Чем больше возможностей у предмета «превратиться» в другой предмет, тем ценнее он для игры.)
В игре нужен товарищ. Если нет товарища, то действия отчасти лишены смысла. Многие родители, чьи дети по тем или иным причинам не посещают детский садик, задаются вопросом: «А может ли взрослый заменить ребенку сверстников в игре?..». До известной степени — «Да!» (на уровне 4-5 лет). Малыши любят играть со взрослыми. Только не оговаривайте время ребенку («10 минут»), иначе все удовольствие от игры будет испорчено. Взрослому можно принять участие в игре, играя с детьми на равных (принимая их правила). Однако, развитие произвольности требует, чтобы ребенок подчинялся чужим правилам. В этом смысле общение со сверстниками (на уровне 5-6 лет) является незаменимым. Взрослый и так находится по отношению к ребенку в определенной доминантной позиции (демонстрирует свое физическое и психическое превосходство). Если он к тому же еще будет командовать в игре, то это ударит по самооценке ребенка. Ребенок, общающийся только со взрослыми, представляет собой удручающее зрелище. Общение со сверстниками нужно ребенку для комфортно и хорошого самочувствия [3]. Общение со сверстниками предполагает разные варианты взаимодействия (смену подчинения и руководства). Дети нередко предпочитают грубого и агрессивного сверстника трогательно-отзывчивому взрослому (бабушке, например).
Дети играют в разные игры (не только ролевые)! Есть еще просто развлекательные игры (побегать друг за другом), спортивные игры (упражнения на ловкость, координацию, борьба) и т. п. Именно в играх со сверстниками обнаруживает себя соревновательный момент (выигрыш или успех приобретает мотивационную силу). Так у детей дошкольного возраста формируется и закрепляется мотивация достижения.
Игра для ребенка не просто забава, а сама жизнь. Играя, ребенок учится жить в реальном мире, приобретая опыт общения и опыт управления собой. В игре впервые возникает новая форма удовольствия ребенка — удовольствие от соблюдения правил. Психологическое кредо трехлетнего ребенка — «Я хочу!». Психологическое кредо старшего дошкольника — «Я могу!» (могу ходить на цыпочках, когда сестренка спит; могу не кричать, не плакать, могу ждать, могу терпеть). Игровая деятельность влияет на формирование произвольности всех психических процессов (см. раздел «Составляющие школьной готовности»).
Внутри игровой деятельности начинает складываться и учебная деятельность (элементы учения вносит взрослый) [63]. Дошкольник начинает учиться играя — к учению он относится как к своеобразной ролевой игре с определенными правилами. Выполняя эти правила, ребенок незаметно для себя проникается серьезным (взрослым) отношением к учебе. У дошкольника возникает желание именно учиться, а уже не играть в учебу.