Мужчина, женщина, семья

Психологические особенности мужчин и женщин
Психосексуальное развитие
Секс и супружество
Сложный путь любви
Развод: фантомы и вымыслы


Родители и дети

Психические особенности детей разного возраста
Вызывающее поведение детей
Техника семейного воспитания
Помощь ребёнку в учёбе
Чем занять ребёнка дома?
Словарь семейного воспитания

Половое воспитание детей

Половое воспитание (основы)
Половое воспитание и психогигиена пола у детей


Наш опрос

Детям в Белгороде

Хорошо
Детских садов мало
Нехватает семейного воспитания
Нужно больше организаций досуга

Архив новостей

Апрель 2009 (2)
Март 2009 (442)

Счетчики

    Rambler's Top100

Младшие школьники и их половое воспитание

Категория: Половое воспитание и психогигиена пола у детей



К этой группе, имеющей разные названия в разных системах возрастной периодизации (позднее детство, пторое детство, препубертатный период), относятся дети 7—11 лет. Если нижняя возрастная граница варьирует весьма незначительно и, как правило, определяется поступлением в школу, то верхняя весьма условна. Это связано с постепенностью полового созревания, индивидуальностью и зависнмостью его темпов от пола.
Психология поведения в этом возрасте определяется связанной с началом обучения интенсивной социализацией и отсутствием пока выраженного полового метаморфоза. Хорошо известно, что дети одного возраста, обучающиеся в разных классах, отличаются друг от друга больше, чем дети разного возраста, обучающиеся в одном классе. Особенно разительны эти различия при переходе из 1-го во 2-й и из 3-го в 4-й класс.
У младших школьников черты дошкольника и школьника уживаются в сознании и поведении в виде сложных, динамичных и часто противоречивых сочетаний. В этом возрасте, который, как любое переходное состояние, чрезвычайно богат скрытыми возможностями, закладываются и формируются основы многих психических качеств.
Развитие психики в этом периоде не является просто развитием ранее существовавших потенций, реализацией наследственных или врожденных программ и ранее воспитанных качеств, хотя все это, бесспорно, имеет значение. Оно определяется перестройкой системы жизненных отношений, состоящей не в ,том, что, как иногда полагают, у ребенка появляются обязанности — они были у него и до школы, — а в появлении качественно новых обязанностей — перед обществом [Леонтьев А. Н., I975J. Подавляющее большинство детей приходит в школу, обладая достаточным, хотя и различающимся от ребенка к ребенку (уровнем психического развития. Это так называемая объективная психологическая готовность —. готовность к обучению в узком смысле слова. Особенности личностной установки по отношению к школе, способность ребенка к общению и взаимодействию и т. п. определяют субъективную психологическую готовность. Важно не только положительное или отрицательное отношение к школе, но и степень готовности к предстоящему сотрудничеству мальчиков и девочек, представление о нем и принятая ранее позиция отношений к сверстникам и взрослым своего и другого пола.
 С поступлением в школу изменяется весь уклад жизни ребенка. Появляется множество новых атрибутов (новенькая школьная форма, портфель, место в доме для занятий, выход, подобно родителям, на свою «работу» — в школу), возвышающих его в собственных глазах и глазах окружающих, особенно — малышей. Торжественная обстановка 1 сентября и речи взрослых, изменившееся отношение родителей, подчеркивающих его вступление во взрослый мир, новые обязанности воспринимаются ребенком глубоко эмоционально. Первое время он учится, поскольку «так надо», еще не понимая смысла учебы и относясь к ней то как к игре, то как к притягательной своей новизной ситуации. Лишь когда интерес к процессу учебы начинает подкрепляться первыми результатами, постепенно возникает интерес к содержанию, формируется потребность в приобретении знаний. Первые отметки радуют самим фактом их получения, открытие их балльной ценности еще только предстоит. Думается, что важно не только время введения системы отметок (в последнее время дискутируется вопрос об отмене этой системы в младших классах), сколько отношение к отметкам учителей и родителей. Если отметки не становятся инструментом лишь карающих и поощряющих санкций, самостоятельной и самодовлеющей целью учебы, а являются средством контроля и самоконтроля, если они не становятся тестом на «хороших и плохих», «умных и глупых», не поляризуют состав класса, унижая одних и возвышая других; если они не расцениваются взрослыми как жестко определяющие последующую судьбу признаки, они не травмируют ребенка. В начале обучения девочки часто добиваются больших, чем мальчики, успехов благодаря более дифференцированной и тонкой ручной моторике, большей усидчивости и прилежанию. Подчеркивая эти различия, педагог рискует, во-первых, способствовать феминизации поведения части мальчиков, во-вторых, у другой части провоцировать агрессивность к девочкам, в-третьих, выработать у девочек «взгляд свысока» на мальчиков, неуважение к маскулинному поведению.
Авторитет учителя для первоклассников обычно беспределен и затмевает авторитет родителей, старших братьев и сестер, сверстников. Иронично-снисходительное отношение отца к женщинам вообще и учительнице в частности не укроется от внимания ребенка. Вскоре у него появится потребность понимать, почему то, что говорит учитель, правильно, и если он усвоил эти установки отца, он может отвергнуть авторитет учителя. В свою очередь, опытный педагог пользуется своим авторитетом прежде всего для того, чтобы как можно успешнее сформировать отношение к учебе, а не к себе.
До поступления в школу потребность ребенка в личной привязанности определяла круг его общения. Если эта потребность продолжает стойко преобладать, формирующийся коллектив может отвергнуть такого ребенка либо в связи с тем, что школа остается для него чуждой из-за слишком сильной привязанности к семье, либо всвязисегостремлением добиться личного расположения учителя. У детей это отвергание, объективно отражающее динамику формирования отношений в коллективе, в крайних случаях может принять форму травли. Обычно она приходится на тех детей, которым недостаточно легких знаков отвергания для коррекции поведения, и чаще всего — на мальчиков. Такое поведение не совпадает с представлениями о мужественности. И когда взрослые говорят: «Какой же ты мужчина?», мальчики презирают, а девочки либо присоединяются в этом к ним, либо принимают презираемого в свою компанию и даже защищают от других мальчиков. Ни один из этих стихийных путей не способствует формированию маскулинного поведения. Только очень тонкая и деликатная помощь взрослых может привести девочек к уважению такого мальчика именно как мальчика, а через это — к изменению отношения к нему мужской части коллектива.
Дошкольник оценивается обычно по одному какому-то признаку, обеспечивающему ему постоянное место в определенной группе: сильный, умный, поет, рисует и т. д. Совсем иначе у школьника: он может быть первым по математике и последним по физкультуре, а выдвинувшись по физкультуре, оказаться последним по чтению. Он все время перемещается из одной группы в другую, с одного места в группе на другое —он познает себя как средоточие многих и разных возможностей [Валлон А., 1967].
Прежде ребенок имел относительно узкий круг товарищей, большей частью сверстников, и, как правило, достаточно известных родителям. Теперь же он все чаще оказывается в кругу детей разного возраста, культурного уровня и поведения. Почувствовав себя членом разношерстной дворовой компании, недавний дошкольник, утверждая себя в глазах группы, будет считать своим долгом поступать в соответствии с может быть еще не всегда для него понятными стремлениями более активных и сведущих заводил. Такая группа может совершить налет на тихо играющих де-вояек, сопровождая этот «подвиг» оскорбительными и непристойными замечаниями. Участники подобной, акции, как правило, не осознают ни мотива ее, ни, тем более, значения слов, брошенных в адрес девочек. Многократное повторение таких действий может способствовать закреплению способа поведения, когда девочку, женщину обижают походя, без желания обидеть, из стремления к «мужскому превосходствую
У младшего школьника уже есть некоторое представление о помощи и сочувствии. Но оно конкретно и опирается не на понимание объективного значения действий, а на положительную эмоциональную зависимость ребенка от одобрения взрослого. Коллективные отношения, как было сказано, только формируются. Ученик еще не понимает положения другого, не может представить себя на его месте. Нравственное поведение, выражающееся в сочувствии и помощи, отстает от формального знания, «что такое хорошо, а отрицательное поведение опережает возможность суждения «что такое плохо» [Рогава Н. В., 1974].
В начальных классах складываются условия, побуждающие и ускоряющие процесс выработки самооценки: ребенок определяет свое место среди окружающих, делает попытки на этой основе представить свое будущее. Нельзя отрицать роли темперамента и характера в формировании самооценки и уровня притязаний, но необходимо подчеркнуть ведущую роль социально-средовых факторов, в данном случае — школы. Уже в 1—2-м классах у слабоуспевающих и отличников может складываться завышенная самооценка А И. Липкина (1976) констатирует, что помехой для правильного развития личности детей с повышенной самооценкой является их недостаточная критичность к себе, а для нормального развития личности детей с пониженной самооценкой — повышенная самокритичность Из приводимых автором примеров видно, как самооценка влияет на уровень притязаний в будущем и как она различается у мальчиков и девочек. В представлениях девочек о будущем отчетливо звучат мотивы семьи, эмоциональной привязанности, желания быть красивой и любимой. Жизненные планы мальчиков больше направлены на саморазвитие, самореализацию.
В. А. Крутецкий (1976) полагает, что психику младшего школьника характеризует «созерцательная любознательность» Он подчеркивает недостаточную дифференцированность восприятия, связь его с действием и преимущественное развитие непроизвольного внимания Отсюда значительная потребность в наглядности, стремление потрогать, взять в руки все интересующее. Это стремление усиливается благодаря выраженной эмоциональности детей Многие противоречия этого возраста связаны с тем, что младший школьник, находящийся на «доморальном» этапе господства субъективности в поведении [Николаи-чев Б. О, 1976], начинает вступать в фазу объективных интересов н определения своего места в коллективе, выработки позиций в отношении к обязанностям.
В младших классах продолжают закладываться основы нравственного поведения и сознания Отмеченные особенности эмоциональности благоприятствуют обогащению переживаний, и на пороге подросткового возраста дети уже обладают определенным нравственным потенциалом, который в немалой степени определит протекание пубертатного периода Недостаточное развитие воли и импульсивность поведения, любознательность, доверчивость, подражательность — вот то основное, на что опирается воспитатель и что, способствуя воспитательному процессу, может нести с собой и известную опасность Младший школьник, обычно не умея четко выделить элемент для подражания, подражает во всем Девочка копирует старшую подругу или героиню фильма, не только пытаясь воспроизвести главное понравившееся, но и перенимая отношение к внешнему виду, к противоположному полу — она может сделать маникюр, поразить родителей внезапным изменением прически, начать «вздыхать» над портрсюм киноактера или заявить, что она — «не монашка» Мальчик может не только на-ращива!ь силу, стремясь походить на своего героя, но и перенять у него черты вульгарности и грубости, отнюдь не добродетельный интерес к женщинам Перед взрослыми в этих случаях возникает нелегкая задача: выявить первичный стимул к подражанию и, не оскорбляя его в глазах ребенка, очистить от всею наносного, случайного, нежелательного. Полезно не только объяснить, что та или иная черта нехороша, но и показать, как и чем она мешает ее обладателю Однако только объясняя и требуя, не демонстрируя примером собственного отношения и поведения, взрослые способствуют тому, что дети могут ставить соблюдение моральных норм и правил в прямую зависимость от ситуации, настроения взрослых, вырабатывают представление о формальности морали и нравственности— мораль для школы, мораль для дома, мораль для компании сверстников, мораль для себя и т д Первые уроки ханжества, двойной морали ребенок берет у взрослых, отнюдь не ставящих перед собой задачи преподать эти уроки, но полагающих, что воспитывать ребенка следует, апеллируя только к его сознанию, разуму.
Активная, действенная требовательность взрослых и коллектива сверстников вводит детей в круг общественных обязанностей Вопреки мнению части родителей, здоровые дети обычно не только не устают от обязанностей, но и активно их ищут Не найдя их в школе и дома, ребенок будет искать и находить их в других местах, и, возможно, в совершенно неприемлемых, уродливых формах «Улица» сильна своим богатым арсеналом средств воздействия, обращенных не только к разуму, но прежде всего к чувствам, переживаниям
В младшем школьном возрасте складывается ряд новых психологических качеств Уже к 3 му классу в ходе направленных воспитательных воздействий формчрустся произвольность как особое качество  психических процессов, а в связи с ней и чувство долга [Давыдов В. В., 1973; Левитов Н. Д., 1969]. У одних оно устойчиво и проявляется в широком кругу жизненных отношений, у других — лишь в отдельных поступках или сравнительно узкой сфере поведения, у третьих развито еще слабо, некоторые могут быть послушны, но лишь по мере требований. Развивается способность к планированию действий про себя, внутренне. Начинает оформляться умение оценивать свои действия как бы со стороны. Это умение лежит в основе рефлексии — качества, позволяющего разумно и объективно анализировать свои мысли и поступки под углом их соответствия замыслу и условиям деятельности [Давыдов В. В., 1973].
Долгое время полагали, что младший школьный возраст сексуально нейтрален. В психоанализе он рассматривался как «латентный» период. В ряде ценных и содержательных отечественных руководств также можно встретить обобщенный, «бесполый» анализ психологии и поведения младшего школьника. Из общепризнанного факта дружбы с представителями своего пола как важной черты этого периода нельзя вывести положения о сексуальной латентности — оно относится скорее к гетеросексуальной активности, чем к сексуальным интересам, и не означает прекращения или временной остановки психосексуального развития мальчиков и девочек. «Был аист нами в девять лет забыт, мы в десять взрослых слушать начинали, в тринадцать лет, пусть мать меня простит, мы знали все, хоть ничего не знали»1, — пишет К. Симонов.
Возраст 9—10 лет — это период половой гомогенизации: подражания и привязанности мальчиков к отцу, а девочек к матери. Иногда переход к этому этапу происходит быстро и изменение привязанностей ребенка особенно разительно. Класс разбивается на два лагеря — мальчиков и девочек, измена своему лагерю осуждается и презирается. Мальчики играют в военные игры, зачитываются «героической» литературой и подражают героям, рыцарям. Они больше тянутся к отцу, а при отсутствии его — к мужчинам вообще (преподавателям, руководителям «мужских»  кружков и секций), проявляют настойчивый интерес к «мужской» работе. Девочки в своем кругу обсуждают первых романтических героев, моды, ведение хозяйства, отдают предпочтение лирической литературе, особо сближаются с матерью и при благоприятных с ней отношениях поверяют ей свои тайны, больше тянутся к учительницам, могут коллективно влюбиться в учителя-мужчину. И для мальчиков, и для девочек это период формирования оценки себя как представителя определенного пола. Поляризация полов— естественная закономерность развития, внешне проявляющаяся нередко действиями агрессивного или оборонительного порядка, которые отражают внутренний интерес к другому полу. В. В. Богословский (1974) приводит пример, когда мальчик дергает девочку за косу и на вопрос учителя, почему он это сделал, отвечает: «Она мне нравится». Будучи в устах ребенка скорее исключением из правила, это объяснение раскрывает истинные мотивы внешне агрессивного или оборонительного поведения. Сколько-нибудь серьезных конфликтов оно, как правило, не вызывает, и мы неоднократно отмечали у девочек чувство обиды и обойденности при отсутствии этих своеобразных знаков внимания. В последнее время все чаще приходится наблюдать у девочек этого возраста мальчишески агрессивный стиль поведения, ранее проявлявшийся, и то не всегда и не у всех, лишь в пубертатном периоде. По-видимому, здесь сказываются и акселерация, и некоторое смещение половых ролей и представлений о маскулинности — фемининности в современном обществе и семье.
М. Rutter (1974) приводит данные, опровергающие представления о сексуальной латентности ребенка 7—11 лет. Дети или не осознают, или скрывают свои сексуальные интересы и их проявления. Как уже указывалось, эта скрытность может значительно усиливаться и поддерживаться упущениями воспитания в дошкольном возрасте, следствием их в виде неосведомленности, стыда и страха, чувства греховности. В исследованиях A. Kinsey' отчетливо прослежена  тенденция постепенного учащения в этом возрасте мастурбации, гетеросексуальных и реже — коитальных игр у мальчиков. Сходные данные получены для девочек, сексуальная активность которых, однако, ниже. В 10—12 лет мальчики переходят от высказываний желания жениться на ком-нибудь к желанию любить будущую подругу и, наконец, к совместной социальной активности, к увеличению количества друзей другого пола.
Опрошенные нами матери указывали на наличие вопросов о различии между полами,, подробностях зачатия и рождения, менструациях и поллюциях, половом акте. Одни дети боялись утратить половые отличия, другие высказывали желание изменить свой пол. Некоторые матери определенно говорили о влюбленности детей, о мастурбации, об условно сексуальных проявлениях (сосание пальцев, кусание губ и ногтей, ковыряние в носу, вырывание волос, постоянное держание рук в карманах). Преобладающими источниками информации детей о поле были сверстники и литература, у девочек — часто мать и значительно реже отец — у мальчиков.
Весьма показательны данные проведенного нами опроса молодежи, относящиеся к младшему школьному возрасту. Треть мальчиков и девочек в этом возрасте впервые услышали о различии полов, причем 4 из 5 получали сведения от сверстников и старших детей и каждый 6—7-й воспринимали их эмоционально. Из аналогичных источников получили информацию о родах 36% мальчиков и 68% девочек этого возраста. Для каждого 4-го мальчика и каждой 5-й девочки это было эмоционально значимо. В половине случаев мальчики и несколько чаще девочки уяснили роль отда, почти все мальчики и половина девочек — из объяснений сверстников и старших детей, 15%—от родителей; эти сведения воспринимались многими с волнением, часто как нечто потрясающее. Сущность беременности раскрылась для 60% мальчиков и 52%] девочек, из них благодаря родителям — 9% мальчиков и 24% девочек и от специалистов — 5—7% детей. Сущности полового акта родители не разъясняли, сведения же о нем получили 63% мальчиков и 43% девочек, причем из наблюдения полового акта соответственно — 30% и 19%', от сверстников и старших детей—65% и 68%, из литературы—10% и 24%, У трети мальчиков и двух третей девочек это вызвало эмоциональное, часто с отвращением, реагирование. О менструациях и поллюциях узнали 40% мальчиков (9% от отцов) и 66% девочек (61% от матерей)* О противозачаточных средствах узнали 45% мальчиков и 6% девочек (лишь единицы — от специалистов и родителей). Если о мастурбации сообщили 10% юношей и 1% девушек, то узнали о ней 33% и 10%! соответственно: каждый десятый — наглядно, каждый пятый мальчик и каждая вторая девочка — из литературы, примерно каждый второй — от сверстников н каждый десятый — от посторонних взрослых. Заслуживают внимания основные словесные формы полученных знаний о поле: в медицинской терминологии —• 27% мальчиков и 43% девочек и соответственно в обывательских выражениях — 52% и 42%, в циничных и бранных выражениях — 26 и 2%, в «детских» выражениях — 3% и 5%. Двое юношей и три девушки сообщили о начале половой жизни до 12 лет, трое юношей и две девушки—Т) гомосексуальной влюбленности, 56% юношей и 36% девушек — о гетеросексуальной влюбленности. В единичных случаях у мальчиков и девочек было стремление обнажаться. За интимными отправлениями лиц другого пола подглядывали каждый третий мальчик и каждая 16-я девочка.
Приведенные данные свидетельствуют об ошибочности представления о сексуальной латентности младшего школьника. Различия сведений родителей о сексуальном поведении и интересах детей, с одной стороны, и молодежи о своем детстве — с другой, отражают, по-видимому, не только тенденции возраста, но и погрешности предшествующего полового воспитания. Разное время осведомленности в вопросах секса со слов родителей и со слов молодежи лишь усиливает это предположение.
Отсутствие должного внимания со стороны родителей, педагогов и врачей к половому воспитанию, преобладание мнения об асексуальности младшего школьника приводят в ряде случаев к тому, что половое воспитание осуществляется тайными совоспнтателями, проблемы пола обсуждаются с применением неадекватных языковых средств, затрудняющих последующее правильное знакомство с ними и способствующих загрязнению представлений о сексуальности, восприятию ее как постыдной, запретной стороны человеческой жизни. Это неизбежно контрастирует с закономерным развитием половой идентификации и оформлением мужских и женских социальных ролей, что может нередко вести к возникновению конфликтно-невротического напряжения, иногда к невротической дезадаптации детей.
Хотя в этом позрасте многие социально-психологические характеристики мальчиков и девочек совпадают, ряд из них обнаруживает различия [Колонии-ский Я. Л., 1971]. Пол учеников не влияет на их статус в классе. Социометрические исследования показали, что процент взаимных выборов мальчиков и девочек невысок, при этом девочки несколько чашэ выбирают мальчиков, чем мальчики девочек. Устойчивость предпочтений, в том числе и выбора друзей, у мальчиков слабее, у девочек тесно коррелирует с общей устойчивостью. Школьницы, нуждающиеся в в одобрении, были наиболее популярны среди сверстниц, ибо для девочек важнее быть социально приемлемыми. У мальчиков же такие лица наименее популярны.
В возрасте 10 лет девочки менее искренни и более нсвротнчны, мальчики более экстравертнрованы [Па-пасюк А. Ю., 1977]. Ряд различий связан с процессом обучения: в развитии речи девочки успешнее мальчиков, мальчики же успешнее в математических суждениях, пространственных операциях; чаще мальчики лучше выполняют задания в одиночку, а девочки— в группе, причем лучше в смешанной по полу; девочки лучше справляются с заданиями, допускающими обыденный или трафаретный метод решения; уже в начальных классах мальчики выше по способности продуцировать творческие идеи; влияние специальных, факторов (уровень образования в семье, помощь по-дзгога) на девочек значительно выше; у мальчикоо чаще возникают поведенческие и учебные трудности; волевая задержка двигательных реакций больше у девочек [Блонский И. П., 1935]; у мальчиков меньше время словесно-ассоциативных реакций [Ананьев Б. Г., 1969].
При совместном обучении нельзя не учитывать и того, что временем появления вторичных половых признаков у девочек является начало, а у мальчиков— конец младшего школьного возраста [Раппопорт Ж. Ж., Пряхин Е. И., 1972].
Медико-педагогические рекомендации. Из вышесказанного очевидно, что учет возрастно-полового, а не одного только возрастного фактора должен способствовать повышению эффективности учебно-воспитательного процесса. Усвоение половой роли, как отмечают многие исследователи, облегчает усвоение школьной программы. Врачу следует помнить, что половое воспитание в этом возрасте особенно важно ввиду приближающегося пубертатного периода, когда вопросы пола выявятся отчетливее. Психосексуальные характеристики младшего школьника находятся на этапе формирования, и даже незначительные воздействия в это время могут приводить к весьма значительным эффектам в последующем. Хотя иногда и полагают, что лучше начать раньше на год, чем опоздать на час, перед воспитателем стоит задача осуществления своевременного, в соответствующем возрасту объеме и направлении, полового воспитания [Ковалев В. В., 1970].
Нередко либо игнорируется необходимость подготовки девочек к менструациям, а мальчиков к поллюциям, либо этой подготовкой ограничивают половое просвещение. Такая подготовка необходима и предотвращает возникающие иногда невротические реакции на проявления половой функции. Однако вне всей системы полового воспитания она либо чрезвычайно затруднена, либо недостаточно выполняет свою роль. Ее систематическое проведение приходится на начало пубертатного периода, но к этому времени ребенок должен приобрести основные общие знания о поле. Детьми младшего школьного возраста с их любознательностью эти сведения воспринимаются более спокойно, чем в психически лабильный и уязвимый пубертатный период. Тот факт, что часть детей оказы-илотся объектом тайного уродливого «воспитания» в вопросах пола и что практически каждый ребенок  рискует им стать, делает разумное половое просвещение в младших классах несомненно целесообразным. Не так давно вопрос о половом воспитании и просвещении у пас в системе среднего образования вообще не стоял. И сейчас существует ряд возражений, на которые врач как консультант воспитателей должен аргументированно возразить. Перегрузка учителей не возрастает за счет материала, относящегося к половому воспитанию. В этом плане целесообразно использование возникающих в ходе учебно-воспитательной работы возможностей подобно тому, как осуществляется, например, военно-патриотическое воспитание. Неосведомленность учителей в вопросах пола побуждает к улучшению их подготовки в области сексуальной культуры, что не противоречило бы и личным интересам учителя. В этом отношении от учителя не требуются профессиональные знания по сексологии. Передача необходимых общих сведений, вполне доступная педагогу, часто недоступна специалисту высокой квалификации без педагогических навыков. Различный уровень развития учащихся, по-видимому, имеет не больше значения, чем в остальных сферах воспитания и обучения. Предпочтительность индивидуальной работы для школы в этой области должна быть отвергнута как в силу психологических причин (большая эмоциональная нагрузка и возникновение психологических барьеров), так и в силу методической несостоятельности выделения полового воспитания из общей системы коллективного коммунистического воспитания. Заведующий Московским гороно Г. Асеев подчеркивает, что борьбу за семью, за ее планирование, создание и ее укрепление нужно начинать с воспитания в школе. «Должна или не должна заниматься этим школа, — пишет он, — на сегодняшний день альтернативы нет. Стоит вопрос — как она станет заниматься?» '
Существует немало программ полового воспитания-просвещения. Н. Grassel (1967) применительно к условиям ГДР считает, что дети в младшем школьном возрасте должны узнать о мужской семенной клетке, женской яйцеклетке, оплодотворении, беременности, матке, плаценте, пупочном канатике, питании плода, развитии в животе матери и движениях плода, процессе родов, схватках, малоболезненности родов, последе, выкидыше, питании новорожденного, кормлении малыша и уходе за ним, органах размножения мужчины (половой член, мошонка) и женщины (яичник, яйцевод). Начиная с 5-го класса автор рекомендует половое воспитание и просвещение проводить в рамках специальных занятий. Опыт проведения его программы в школах ГДР показал, что успех зависит не столько от учебных дисциплин, в которые включены сведения о поле, сколько от личности учителя. Иначе говоря, дело не в детализации сведений, перечисляемых этим автором, а в общей системе нравственного воспитания.
Программы, подобные предложенной Н. Grassel, не исчерпывают всех задач полового воспитания, практическое решение которых не может быть обеспечено только предоставлением информации. Громадное значение имеет воздействие на поведение, опыт переживаний ребенка, его психосексуальные установки, приобретаемый в первые школьные годы практический опыт отношений. Молодые и не имеющие семейного опыта учителя, сексуальная осведомленность которых в зависимости от ряда Обстоятельств более или менее ограничена, испытывают больше трудностей в осуществлении полового воспитания. Преподаватели всех основных предметов (кроме труда, физкультуры и рисования) одинаково точно судят о взаимоотношениях учеников; показатели этой способности у женщин несколько выше; имеется тенденция к некоторому ее снижению с годами [Коломин-скии Я. Л., 1976], которая компенсируется опытом. Учительницы порой создают в классе различный климат для мальчиков и девочек (в экспериментах с машинным обучением шансы полов выравниваются). Д. В. Колесов и Н. Б. Сельверова (1978) обращают внимание на феминизацию школы, на почти исключительно женский состав преподавателей и связанную с этим некоторую односторонность влияния на психосексуальное развитие мальчиков и девочек. Все это подчеркивает необходимость анализа воспитателем  своей объективной позиции по отношению к детям/ Психологический опыт, эрудиция и такт должны уб< речь педагога и родителей от прямой проекции свое! личного опыта на конкретные ситуации, в которых находится ребенок.
И. Харди (1972) показано, что женщины с неразрешенными сексуальными проблемами либо обладают наивно-инфантильным переживанием сексуальности, либо рассматривают отношения мужчин и женщин как поле битвы, на котором они непременно должны победить, либо сексуальность в их представлении слу-.жит единственной цели — беременеть, рожать и воспитывать детей. Г. С. Васильченко (1977) выделяет и ряд типов мужской сексуальности, которые влияют на нравственные позиции мужчин в вопросах пола. И родителям, и педагогам следует оценить свою собственную сексуальную позицию, сопоставить ее с задачами и рекомендуемыми методами полового воспитания, а также с возрастно-половыми особенностями .воспитуемых. Это избавит взрослых от ряда трудностей, предохранит от многих ошибок и поможет найти наиболее эффективные пути работы по половому воспитанию. Успеху этой работы не способствуют ни недостаточное внимание к сексуальности, ни односторонне преувеличенное восприятие ее.
На этапе половой гомогенизации мальчиков отличает агрессивность, которая часто вызывает острое недовольство взрослых, их карающие личные и коллективные санкции и т. д. Результатом может быть либо утрата взрослыми контакта с мальчиками, либо феминизация поведения мальчиков, отрицательно сказывающаяся на дальнейшем ролевом, не только психосексуальном, но и социальном оформлении личности .как мальчиков, так и «обижаемых» ими девочек. Целесообразно помочь ребенку понять истинный мотив его поступка, показать ему более желательный и вместе с тем мужественный способ отношения к жизни и проявления внимания к девочке. Осуждая и наказывая спонтанное поведение мальчика, учитель рискует выработать отрицательную установку к положительным мотивам этого поведения. Не менее, а возможно, и более важно обеспечить на этом этапе социально приемлемое и поощряемое проявление  естественных тенденций ребенка. В школе этому может помочь работа на уроках труда, кружковая расюта и внеклассные занятия, в ходе которых мальчики и девочки выполняют либо дела, адресованные другому полу,- либо разные части общего дела. Важно, чтобы мальчики и девочки пережили и осознали свое разное по содержанию (но не по ценности) и в равной мере необходимое общее участие в конкретном деле, могли помочь друг другу как равноправным (но не тождественным!) партнерам.
Трудно переоценить значение военно-спортивных игр с их высоким и положительным эмоциональным накалом, а также кружковой работы, роль руководи теля кружка. Мальчики тяготеют к «мужским» кружкам, которыми и руководят, как правило, мужчины.
Здесь они могут получить, как и девочки в соответ ствующих «женских» кружках, адекватные представления и поведенческие образцы мужественности или женственности.
Роль родителей также заключается не в том, чтобы наказывать, а в том, чтобы привлечь ребенка к соответствующим его полу реально ценным занятиям. Для этого не требуется каких-либо специальных мер: матери и отцу следует лишь включить в большей, чем до этого; мере сына: или дочь в свои семейные обязанности. Если сын .с отцом благоустраивают жилище, дочь с матерью готовят пищу, а собравшись все вместе, они планируют совместный выходной; если при этом мужская и женская половины помогают друг другу, то этим задачи полового воспитания решаются никак не меньше чем назидательными беседами. Мы неоднократно убеждались в том, что наиболее мужественные мальчики редко предпринимают акты бесцельной, призванной лишь выразить внимание, агрессии к девочкам. Заботливость — далеко не только женская черта, в этом возрасте и мальчики и девочки должны освоить приемлемые для них и соответствующие их половой роли способы заботиться друг о друге.
Рациональные и обоснованные призывы гигиенистов учитывать возрастные и индивидуальные способности и силы ребенка при определении объема и типа нагрузок нередко приводят к попыткам полностью .освободить детей от всяких нагрузок, всякого труда и всяких обязанностей. Между тем сфера жизни школы и семьи позволяет с наибольшей пользой для детей проводить трудовое воспитание. Следует принимать во внимание и пол ребенка, избавляя девочек от особенно тяжелых нагрузок. В современном обществе стирается грань между мужским и женским трудом, и эта тенденция часто некритически распространяется на воспитание детей. Однако в целях воспитания мужественности и женственности как социально необходимых и значимых свойств личности целесообразен и выбор того, что в первую очередь должен делать мальчик, а что девочка. Преодоление силовых нагрузок, мужественная решительность, великодушное принятие на себя основных трудностей в работе —все эти качества должны воспитываться у ^альчиков. Но великодушие и способность справ-'ляться с трудностями должны развиваться и у девочек. И труд создает для этого наиболее благоприятные условия. Попытки жесткого разграничения и разделения труда для мальчиков и девочек могут вызвать, исходя из нынешней структуры семьи, возражения. Думается, что эти возражения не будут столь категоричными, если забота о мужественной и женственной позиции в жизни и труде не станет подменяться оценкой конкретных дел как «мужских» или «женских». От позиции мужественности и женственности легко перейти к расширению круга обязанностей. От разделяемых по полу дел перейти к правильным установкам мужественности и женственности практически невозможно.
У родителей всегда существуют заботы по охранению ребенка от всяких столкновений с сексуальностью. «Это тебе еще рано... здесь целуются, это не для маленьких» — часто слышат дети. Одна мать, оказавшись с 12-летней дочерью на «взрослом фильме», заставила ее закрыть глаза и «заснуть», а рассказывая о происходившем на экране употребляла довольно обывательские термины. Безусловно, школьника следует ограждать от откровенно телесного, натуралистического аспекта сексуальности. Но, если он все же сталкивается с подобной картиной, следует не закрывать ребенку глаза, а обратить его внимание на нравственную сторону происходящего, на человеческую красоту отношений и оскорбительность для человека их принижения. Наилучшим образом этой цели служат слова, не обращенные непосредственно к ребенку, но воспринимаемые им, либо обсуждение, не создающее противоречий между телесным и духовным.
Естественное отношение к человеческому телу, должно определять многие стороны поведения учителей и родителей. К рассматриваемому здесь возрастному периоду, в котором уже нет пристального любопытства дошкольников к вопросам пола и еще нет связанных с собственным половым созреванием проблем, это относится в особой мере. Родители, тщательнейшим образом избегающие любой степени обнаженности перед ребенком, и родители, чрезмерно свободные в плане обнажения, в равной мере выходят за рамки естественного отношения-к своему телу. Нередко это распространяется и на отношения детей.
К нам обратилась мать 9-летнего мальчика с жалобами на его болезненную ревность к полуторагодовалой сестре н стремление подглядывать за переодеванием и естественными отправлениями девочек и женщин. Как оказалось, мальчик очень хотел иметь брата или сестру, но всегда отстранялся матерью от обсуждения этих вопросов, а его попытки помогать в уходе за сестрой мать пресекла в самом начале, заявив: «Она девочка, а ты мальчик. Это стыдно».
Появляющееся в этом возрасте чувство красоты создает ,новые благоприятные возможности воздействия на формирующуюся психику мальчика или девочки. С одной стороны, было бы ошибочным разочаровывать и, тем более, стыдить любующегся тем или иным — даже непривлекательным — человеком или действием. С другой стороны, очень важно подсказать, показать и помочь находить красивое в жизни, в том числе — в человеке противоположного пола. При этом нежелательны ни подчеркивание, ни игнорирование физических качеств. Следует попытаться показать ребенку красоту, благородство, великодушие в человеке, их проявление в поступках и поведении, их телесные выражения — позу, жестикуляцию, выражение глаз, мимику, другие проявления. Надо помочь ребенку правильно распознавать человеческие качества и отзываться на них, сопереживать.
Если дружба со сверстниками своего пола в этом возрасте встречает мало препятствий, то попытки дружбы мальчика и девочки за редким исключением настораживают взрослых и побуждают их к вмешательству, ограничению. Сами того не понимая, взрослые часто лишают детей счастливых переживаний и откровений, связанных с дружбой. Половое воспитание, будучи в значительной мере воспитанием межличностных отношений, предполагает, что мальчики и девочки испытывают свои возможности сначала в однополой, а затем в разнополой дружбе. Возникающие дружеские отношения необходимо оберегать и стараться направлять отношения маленьких друзей в нужное русло незаметно, ненавязчиво л, разумеется, не оскорбляя их достоинства. В дружбе двух детей и в более широком их круге (группа, отряд, класс) воспитывается чувство ответственности за себя и другого, чувство внутреннего долга по отношению к окружающим и близким.
Дружба является и школой самостоятельности. Воспитатели часто забывают о том, что их возможности моделировать для детей жизненные ситуации очень ограничены, а попытки оградить детей от жизни с ее противоречиями и разнообразием — несостоятельны. Остается единственная (и оптимальная!) возможность: вместо короткого поводка — постоянное упражнение в самостоятельном разрешении все более широкого круга и все более сложных ситуаций не только на книжно-теоретическом, но прежде всего на житейски-практическом уровне. Все это особенно важно, когда речь идет о попытках предостеречь от встреч с «плохими», «испорченными» сверстниками и людьми. Предостеречь от них невозможно, да и не это важно в жизни. Гораздо важнее — как поведет себя ребенок в таких встречах, кто у кого будет учиться и чему. Вполне понятно, что сказанное имеет самое прямое и непосредственное отношение к вопросам пола.
Как бы в противовес этой тенденция максимального ограничения некоторые взрослые чрезмерно подчеркивают свободу своего поведения при детях. На детей оказывают нежелательное влияние вольное толкование вопросов пола в шутках, застольных рассказах, словесных играх и каламбурах, флирте взрослых,  не говоря уже о просто циничных, пошлых и непристойных высказываниях. Постоянное обсуждение мелочей жизни, поведения ближайших знакомых также ограничивают возможности правильного развития личности. Множество предрассудков, к сожалению, все еще не изжитых, прямо касаются отношений Одна наша 10-летняя пациентка, будучи на приеме после своего дня рождения, пренебрежительно заявила о мальчике, пришедшем к ней с цветами: «Зачем мне это сено?» Ее мать считает, что «настоящий- мужчина» дарит женщине дорогие и дефицитные вещи, а цветы — подарок «рохлн и размазни».
Эти и другие подобные установки — то невежественные, то примитивные, то аморальные по своему существу — запечатлеваются детской психикой и в будущем оказываются препятствием для установления естественных, гармоничных человеческих отношений.
Нравственные представления и позиции младшего школьника, как было отмечено, отличаются от представлений взрослых. В каждом конкретном случае продуктивнее не ломать сложившееся у детей мнение, не навязывать им еще для них недоступную мораль взрослых, а помочь детям понять мотивы поступков и попытаться направить создавшуюся ситуацию. Например, оценивая обиду, нанесенную мальчиками класса одной из девочек, следует учитывать не только возможность неуважения к девочке как представительнице своего пола, но и тот факт, что она вызвала осуждение своим, например, фискальством или неумением разделить интересы коллектива.
Девочки и мальчики должны усваивать, что нравственная позиция — позиция активная. Чтобы быть верным своим друзьям, родителям, любимым, Родине не на словах, а на деле, требуется нередко значительное мужество. Верность и защита — не только почетные, но и нелегкие обязанности человека, именно поэтому их выполнение и понимается как высокий гражданский и человеческий долг. В нашем обществе младший школьник должен быть приведен взрослыми к четкому и действенному пониманию того, что извлечение односторонней выгоды из отношений между полами, отношений с обществом, как и пренебрежение к ним, аморальны. Такие задачи накладывают на воспитателей обязанность вести себя в соответ-i ствии с провозглашаемой ими моралью.
И учителям, и родителям надо иметь в виду, что современная семья претерпевает существенные изме-нения. Гарантия законом равноправия мужчин и женщин еще не гарантирует равноправия в конкретных отношениях конкретных лиц. Кроме производственной занятости, которая у многих женщин диктуется не всегда их личными потребностями и возможностями, женщина еще и в гораздо большей степени, чем мужчина, загружена домашним хозяйством. В современной семье, где все взрослые работают, происходит некоторое ослабление семейных связей, семья нередко собирается вместе лишь за ужином и перед телевизором, который, как считают Р. Конечный и М. Боухал !(1974), подавляет семейные контакты и преждевременно вводит детей в мир взрослых. Традиционная незыблемость авторитета родителей, особенно отца, поколеблена, семья демократизируется. С одной стороны, это способствует отступлению от слепой веры старшим и слепого подчинения им, большей свободе в обмене мнениями, но с другой— происходит распад стабильных идентификационных примеров для детей к-ак раз в том периоде жизни, когда нужда в них особенно велика.
Названные и другие изменения структуры и динамики семьи, увеличение числа так называемых неполных семей делают требования совместного участия школы и семьи в воспитании, в частности половом, более актуальными, чем когда-либо ранее. В связи с этим врач должен определенную часть мероприятий по консультации воспитателей проводить совместно для учителей и родителей.
Опыт показывает, что если в дошкольном возрасте психика ребенка не была отягощена чувством стыда и страха в связи с сексуальностью, а в младшем школьном возрасте половое воспитание было адекватной частью воспитания в целом, и если к наступлению пубертатного периода мальчики и девочки прошли под руководством родителей и воспитателей правильный путь формирования мужественности и женственности, то подростковый период лишается многих, прежде казавшихся неизбежными, трудностей.

 (голосов: 2)

Распечатать

Семья.)

Словарь семейного воспитания

» Центр Начало
Адрес: ул. Некрасова д.2Телефон: 8-910-224-83-74Время работы: с 8.00 до 21.00

» Дейл Карнеги - отец забывает
Слушай, сынок: говорю это, когда ты спишь, положив свою лапку под щеку. Светлые кудряшки прилипли к твоему влажному лобику. Я прокрался в твою комнату один. Несколько минут тому назад, когда я читал в ...

» Феномен супружеской измены
«Раньше ее (полного) окончания вспыхивают измены, как последняя надежда любви».(Розанов В. В. Опавшие листья)Ничто так не отравляет семейных отношений, как сексуальные контакты одного из супругов на с ...