Мужчина, женщина, семья

Психологические особенности мужчин и женщин
Психосексуальное развитие
Секс и супружество
Сложный путь любви
Развод: фантомы и вымыслы


Родители и дети

Психические особенности детей разного возраста
Вызывающее поведение детей
Техника семейного воспитания
Помощь ребёнку в учёбе
Чем занять ребёнка дома?
Словарь семейного воспитания

Половое воспитание детей

Половое воспитание (основы)
Половое воспитание и психогигиена пола у детей


Наш опрос

Детям в Белгороде

Хорошо
Детских садов мало
Нехватает семейного воспитания
Нужно больше организаций досуга

Архив новостей

Апрель 2009 (2)
Март 2009 (442)

Счетчики

    Rambler's Top100

Половое воспитание дошкольников

Категория: Половое воспитание и психогигиена пола у детей



Главные движущие силы психического развития дошкольника — стремление узнавать новое и стремление к общению. Они проявляются в типичных формах поведения: ориентации, познавании и подражании, взаимоотношениях с окружающими, игре. Ребенок сравнивает вещи, трогая их, занимаясь с ними. Имитируя события, он постигает их. Уже с младенчества ребенок начинает понимать простые желания взрослых, улавливает их настроение по интонации и мимике. Ему знакомы радость, любовь, гнев, страх, удивление, отвращение, любопытство. Появляются зачатки и более сложных чувств: ревности, дружбы, сострадания, стыда. Эти, пока еще неустойчивые и поверхностные, но яркие и сильные переживания почти полностью определяют поведение, в котором уже к 2 годам достаточно проявляется индивидуальность ребенка [Мейли Р., 1975|. Слова и поведение взрослых сдерживают или поощряют его реакции, направляя переход сенсомоторных реакций через пробы и ошибки к представлениям, возникающим из наблюдений, и затем к оперированию словами и мыслями, знаками и символами (рисование, чтение и письмо, счет).
Активный словарь ребенка увеличивается с 200— 300 слов в 2 года до 1200—1500 — в 3 года. Стремление установить контакт с людьми и ориентироваться в окружающем выражается теперь и в словесном
 общении, в вопросах и ответах. В среднем к 3 годам происходит решающее событие в жизни человека — постижение своего «я». Начавшаяся в младенческом возрасте дифференциация и координация интеро- и пропрноцелтивных ощущений, с одной стороны, и экс-тероцептивных, с другой, приводит к разграничению себя и среды. Ребенок осваивает образ своего тела, привыкает к своему образу в зеркале, сравнивает себя с другими. В возрасте 2,5 лет, когда ребенок узнает себя, в его речи появляются странные обороты, как если бы произошло удвоение его «я». В это время о себе самом он говорит в третьем лице. В возрасте около 3 лет он начинает использовать местоимение «я», причем без всяких сомнений и грамматически правильно [Валлон А., 1967]. Аналогичные этапы формирования «я» нам удалось проследить и при неравномерном психическом развитии [Каган В. Е., 1976]. Становление «я» облегчает воспитательные воздействия на ребенка, Однако поскольку ребенок к этому возрасту еще не осваивает смысла многих слов (например, «хороший», «плохой», «красивый», «некрасивый» и др.), для управления его поведением в каждом конкретном случае нужны соответствующие словесные стимулы.
«Подобно постепенно раскрывающемуся вееру,— говорит Р. Мейли, — перед нами раскрываются все новые и новые стороны личности ребенка». На этапе формирования «я» и перехода к качественно новому бытию это раскрытие происходит более или менее остро и драматично. Появление множества новых навыков вызывает у ребенка гордость собой и пренебрежение к тому и тем, что и кто совсем недавно были для него значимыми и ценными. Это можно сравнить с восприятием взрослого, которому вещи его детства кажутся поразительно маленькими, — примерно то же, но в очень короткий срок происходит с 3-летним ребенком. Ему кажется, что он может все. Появляется требование «я сам», которое постоянно граничит, особенно в глазах взрослых, со своеволием. Известный негативизм, наблюдающийся у детей этого ьозраста, — не просто непослушание, при котором важно совпадение или несовпадение желаний ребенка и взрослого. В данном случае это не имеет значения.
Ребенок отказывается даже от очень желаемого, если выполнения его потребовал взрослый. Негативизм представляет собой акт социального характера: он адресован к человеку, а не к содержанию того, о чем просят ребенка [Выготский Л. С., 1956]. С негативизмом тесно связано упрямство, когда ребенок настаивает на чем-то не потому, что он этого хочет, а потому, что он этого потребовал. Личность ребенка еще слаба, а зависимость от окружения велика. И негативизм, и упрямство — это защита от влияния взрослых и способы самоутверждения. Если они встречают резкое сопротивление взрослых, стремящихся «втиснуть» поведение ребенка в жесткие рамки, возникают реакции неудовлетворенности и протеста, выражающиеся в строптивости. Последняя при усилении давления на ребенка может перейти в открытый бунт, который часто требует специального педагогического или медико-педагогического вмешательства. В противном случае либо «победа» ребенка приведет к его деспотической власти над родителями (т. е. к своеобразной, «наизнанку» зависимости от них), либо «Пиррова победа» родителей сломит вместе с нежелательными реакциями и самое стремление к самостоятельности и самоутверждению (ребенок, а затем и взрослый, будет пассивен и зависим), либо в длительной «войне» сформируется конфликт, невротизи-рующий обе стороны.
Этот так называемый «кризис 3-летних» происходит практически одновременно и в теснейшей связи с первичной половой идентификацией. Формирующееся «я» — не только вообще «я», но всегда «я» мальчика или девочки. Между ребенком и родителями устанавливаются отношения, зависящие от пола ребенка и его положения в семье. Малыш воспринимает роли, которые играют отец и мать, имитирует их и отождествляет себя с одним из родителей. Ребенок сам хочет играть ту роль, которая для него наиболее привлекательна, роль родителя своего пола. Не лнбидп-нозная фиксация на родителе другого пола или враждебность и конкуренция к родителю своего пола, положенная Фрейдом в основу Эдипова комплекса, а привязанность к родителю своего пола и подражание ему, детское воспроизведение отношений родителей  определяют особенности периода половой идентифи-кации. К аналогичному выводу пришел А. И. Захаров (1977), изучая семейные отношения детей, больных неврозами.
В идущих рука об руку «кризисе 3-летних» и первичной половой идентификации закладываются не только черты личности вообще, но и основы мужественности и женственности, чрезвычайно сильно влияющие на весь дальнейший ход формирования личности мужчины и женщины. Под влиянием ряда социальных воздействий к 3, максимум — к 5—6 годам складывается представление ребенка о принадлежности к определенному полу. Попытки изменить эти представления после указанного возраста малоуспешны [Зайдель К., Шевчик Г., 1977]. *
Основные социальные воздействия в дошкольном детстве так или иначе исходят от родителей. Роль родителей в жизни ребенка очень миогопланова и проявляется с первых дней. В младенческом возрасте именно родители (или постоянно заменяющие их лица) составляют человеческую среду обитания ребенка, от которой зависит развитие его психики. Существуют наблюдения, что дети, которые с младенческого возраста лишены такого общения, несмотря па физический уход, могут к 4—5 годам даже погибнуть в состоянии психофизического маразма и при отсутствии физических заболеваний. В одном из родильных домов ФРГ новорожденных из страха перед инфекционными заболеваниями длительное время содержали в кювезах. Смертность среди них достигла 32: 1000. В тюрьме же, где родившие матери могли определенное время быть вместе с ребенком, из 1000 детей умирали лишь 19. Но даже если исход не столь тяжел, эмоциональный мир ребенка без материнской ласки и ухода (т. е. в условиях депривации) сужается и беднеет, ребенок вырастает недостаточно способным к контакту, с более или менее тяжелыми психическими нарушениями [Rutter M., 1974]. Ребенок, не испытавший материнского тепла в младенчестве или позже разочарованный в своей привязанности к матери, чувствует себя беззащитным, испытывает страх, тревогу. Он может находить утешение в собственном теле—• раскачиваться, сосать палец, кусать губы, раздражать гениталии. Недостаточное удовлетворение эмоциональных потребностей младенца и холодность матери выявляются в анамнезе детей с первичными дефектами развития, садизмом [Зайдель К. и Шсвчик Г., 1977], О тяжелом влиянии деприващш на последующее развитие свидетельствуют и эксперименты по разлучению младенцев с матерью, поставленные Н. Harlow (цит. по Г. С. Васильченко, 1977) на лабораторном, двойнике человека — обезьянах. Выращенные с грудного возраста без матери, они выявляли тяжелые нарушения поведения. Самцы впоследствии оказались импотентными, а искусственно оплодотворенная самка была равнодушна к малышу, не знала, — что с ним делать, сбрасывала его со своего живота или спины, как надоедливую муху.
Вместе с тем, некоторые родители, чрезмерно ласковые в силу особенностей своей личности или одностороннего знакомства с вредностью недостаточного ухода, постоянно держат ребенка на руках, ласкают его, целуют в разные места тела, кладут с собой в постель. Эта сверхласковость, порождающая раннюю эрогенную стимуляцию и «закормленность» любовью, неблагоприятно сказывается на личностном и сексуальном развитии, что будет показано в последующих главах.
L. Yarrow [Уход за детьми и.., 1965], раскрывая содержание понятия «материнский уход», выделяет роль матери как источника сенсорных и других раздражений, источника удовлетворения потребностей ребенка, посредника между ребенком и раздражителями внешней среды. Направленное индивидуализированное отношение к матери устанавливается постепенно. Этот процесс начинается к 5—6 мес. и в конечном итоге должен привести к установлению отношений с окружающим миром через ряд этапов: общее представление о матери, активное узнавание ее, активное узнавание посторонних, беспокойство в присутствии посторонних, чувство близости и доверия. В возрасте 6—7 лет начинается некоторое ослабление привязанности детей к родителям как подготовка к более самостоятельной жизни.
Роль отца имеет свои специфические особенности. Миссия отцовства приобретает все большую соцналь ную важность по мере того, как в современной семье муж превращается из ее главы в партнера жены и берет на себя часть забот по воспитанию детей. Отец во все возрастающей -мере может обеспечить своим детям то, чего они не найдут вне семьи. В жизни и в литературе все еще мало внимания уделяется позитивной роли отца и подчеркивается в основном его недостаточное участие в воспитании. Лишенные в детстве возможности достаточного общения с отцом мальчики в последующем часто не умеют исполнять свои отцовские обязанности и, таким образом, отрицательно влияют на личностное становление уже своих детей. Воспитывающиеся без отца мальчики либо усваивают «женский» тип поведения, либо создают искаженное представление о мужском поведении как антагонистически противоположном женскому и не воспринимают всего того, что пытается привить им мать. В обоих случаях складывается вулыаризованное представление о мужском поведении как агрессивном, грубом, резком и жестоком, о мужественности в сугубо кулачном смысле. У воспитанных без отцов мальчиков труднее развивается способность сочувствовать, управлять своим поведением, у них больше возможностей стать психопатами, лишенными угрызений совести. Такие мальчики часто менее зрелы и целеустремленны, не чувствуют себя в достаточной безопасности, менее инициативны и уравновешены, более робки. Воспитанные без отцов девочки менее успешно формируют представления о мужественности, у них меньше шансов правильно понимать своих мужей и сыновей, т. е. исполнять роль жены и матери [Гарбузов В. И., Захаров А. И., Исаев Д. Н., 1977]. Нередко еще взгляд на роль отца определяется патриархальными представлениями о суровом и жестком главе семьи, распределяющем награды и наказания. В практической жизни отцу иногда отводится роль «палача», приводящего в исполнение приговор матери. Прогрессивная тенденция заключается в том, что роль отца как главы семьи все более сменяется ролью старшего, более опытного и мудрого товарища и друга детей. Он не строже матери, но в большей, чем она, степени уравновешен. Его роль может быть оценена как стабилизирующая. В повседневной жизни это выражается в справедливой и беспристрастной оценке положительных и отрицательных событий, большей сдержанности в проявлении чувств. Именно в этой психической уравновешенности скрыты важнейшие пути воздействия на формирование психики и личности детей. Поведение отца представляет ребенку мужскую позицию, в которой главное внимание уделяется поступкам. Можно сказать, что если мать с раннего возраста обучает ребенка тому «как», то отец — тому «что»; отец учит ребенка быть «кем-то», мать — «кем-то для кого-то». В гармоничной семье, где удовлетворяются взаимные ожидания родителей, где господствуют отношения партнерства и взаимного уважения мужского и женского престижа, развитие личности детей, в том числе — мужественности и женственности, происходит наиболее успешно. 
Современная психология и социология Все чаще обращают внимание на то, что многие погрешности в воспитании детей восходят к недостаточному или неадекватному половому воспитанию самих родителей, отсутствию у них должных установок мужественности и женственности [Голод С. И., 1972]. Обязанные с этим односторонние ожидания и претензии супругов друг к другу обостряют отношения в семье, которая либо распадается, либо сохраняется за счет установления авторитарной власти одного (чаще матери) и отказом другого (чаще отца) от установок на влияние. Отец тогда либо принимает роль матери и сам выступает по отношению к ребенку как вторая мать, либо передоверяет свою мужскую роль жене, отстраняется от воспитания и оказывается в роли второго ребенка, либо обязанности строго разделяются и ему отводится только функция наказания. Иногда в такой семье наличие двух детей приводит к тому, что каждый из родителей имеет «своего» ребецка, и семья распадается на два нейтральных или враждебных лагеря.
I При эмоционально сдержанном, требовательно-властном отношении матери и ласковом, разрешающем— отца девочки часто обнаруживают маскулинное поведение. Мальчики, воспитанные в таких условиях, впоследствии склонны к фемининному поведению. Нередко родители, желавшие иметь мальчика, воспитывают родившуюся девочку как мальчика (или наоборот — мальчика как девочку). В результате ребенок может принять навязываемый, не свойственный его полу, стиль поведения, нарушающий жизненную и семейную адаптацию. Имея желанного мальчика, родители могут предъявлять к нему «сверхмужские» требования, постоянное несоответствие которым приводит ребенка к чувству несостоятельности, неуверенности, пассивности, зависимости. /В клинике детских неврозов нередко встречаются пациенты, стержень невротических нарушений у которых тесно связан с нарушенным формированием половой роли. Ни в одной области воспитания воздействие семьи не имеет такого решающего влияния, как в сфере нравственности. Взаимные отношения родителей являются той моделью, на основе которой мальчики и девочки формируют установки мужественности и женственности и взаимоотношений полов. Пример родителей демонстрирует детям не только права, но и обязанности. Поступки и разговоры взрослых, свидетельствующие о великодушии или эгоизме, деликатности или грубости, широте или узости интересов, преломляются в соответствующем отношении детей к жизни. Беседы, рассказы, сказки родителей открывают большие возможности для закладки основ морального сознания. Лживость у детей свидетельствует, как правило, о недостаточно доверительных отношениях в семье, о страхе, который руководит поведением ребенка. Дошкольники нередко кажутся жестокими, несочувствующими. Это ошибочное впечатление связано с тем, что им трудно понять отрицательные чувства других людей, а в связи с этим и отзываться на них (Аркин Е. А., 1927]. Именно в семье, в отношениях с родителями ребенок впе'рвые учится узнавать и понимать эмоции окружающих, получает образцы сопереживания, отзывчивости, взаимопомощи.
Игра заполняет практически все время бодрствования ребенка [Аркин Е. А., 1927; Басов М. Я., 1928; Hostler P., 1964] и представляет собой столь сложное явление, что X. Хоглэнд заметил: «Понимание атома — детская игра по сравнению с пониманием Датской игры» (цит, по Коган А, Г., 1977; по другим данным, эта фраза принадлежит А. Эйнштейну). Игра разгружает ребенка от избыточной активности, дает выход энергии, через игру ребенок познает мир и тренирует себя для будущей полезной деятельности, игра воспроизводит пройденные человеком в филогенезе этапы развития деятельности, в ней получает выход и интерес к развитию пола, она облегчает груз переживаний, позволяет отреагировать на неприятное и заново переживать приятное, является источником эмоционального удовлетворения [Эльконин Д. Б., 1978]. В игре ребенок освобождается от чувства одиночества, формирует чувства товарищества и дружбы, познает новое [Корчак Я., 1968; Сухомлинский В. А., 1972; Макаренко А. С., 1977]. Игра представляет собой ведущую деятельность ребенка [Леонтьев А. Н., 1975], в ней он обретает веру в свои силы, самоуважение, формирует личностную позицию по отношению к фрустрации, отношение к окружающему миру и людям.
В ролевой игре проявляются не только аффективные потребности текущего момента, но и более глубокие тенденции, связанные с формированием личности. Когда мальчик играет в шофера или разведчика, а девочка в куклы, это не только упражнение в деятельности, но и отражение стремлений. В детских играх символически реализуются желательные или уничтожаются нежелательные для ребенка свойства его личности. Это проявляется и в фантазиях, сновидениях, рисунках. В игре находит место и формирование мужественности — женственности, интерес к вопросам пола. Интересы мальчиков больше склоняются к технике, подвижным и военным играм, в которых присутствует элемент соревнования и соперничества, победы и поражения. Уважением пользуются сильные, смелые, инициативные. Девочки чаще играют дружными стайками, заботясь друг о друге, их игры тише, больше связаны с природой, эстетическим оформлением. Уважением пользуются добрые, заботливые, конформные. В совместных играх мальчиков и девочек первые больше склонны к преодолению привычного, поиску новых форм, а вторые олицетворяют тенденции упорядоченности, сохранения привычных правил и форм.
В дошкольном возрасте складывается дифференцированное отношение к полу.
Формирование образа тела связано с интересом к устройству своего и чужого тела, изучением телесно"! организации человека вообще и себя в частности. Этот интерес удовлетворяется в совместных играх мальчиков и девочек в «папу — маму», в «доктора»». Одной из осношшх причин недостаточной успешности полового воспитания является отсутствие правильного представления о том, как оно фактически проводится и каковы реальные проявления сексуальности у дошкольников. Некоторый свет на эти вопросы проливают данные проведенных нами опросов.
Они относятся к семьям, большинство из которых (88%) были полными, в половине из них — один ребенок, в другой половине — двое. Одна треть родителей считает свои знания для проведения полового воспитания недостаточными, другая треть предполагает, что начинать его следует после 10 лет. Крайние мнения о вредности н ненужности его высказала четвертая часть родителей. Этому вполне соответствовали реальные усилия по половому воспитанию.
Треть родителей сообщила, что проводит его, В третьей части семей в ответ на вопросы детей звучат сказочные сведения (классические «аист принес... нашли в огороде... купили в магазине») с использованием специфических детских обозначений. Но даже такая форма для пятой части родителей трудна, смущает их и не позволяет просто, доступно н откровенно разъяснить требуемое. Считая половое воспитан!»; сиоей обязанностью, треть родителей настаивает на уч;и.'тш1 в нем педагогов и врачей, а пятая часть предпочитает чтобы вес «острые» проблемы разрешались с помощью средств массовой информации. По-видимому, значительная часть родителей испытывает эмоциональное напряжение в разговорах с близкими людьми и детьми на сексуальные темы.
Почти все дети опрошенных живут в хороших бытовых условиях. Однако и при этом поведение взрослых н их отношение к детям не всегда соответствуют элементарным требованиям полового воспитания. По признанию родителей, дети могут наблюдать их интимные отношения (12%), ласки, поцелуи, одевание и раздевание взрослых (50%)', слышать циничные разговоры старших (7%).
В то время как треть родителей отмечает чрезмерность проявления своих чувств к детям, некоторые (7%) обвиняют себя в недостаточной теплоте. Часть детей воспитывается без достаточного учета их половой принадлежности (15%) или даже как дети противоположного пола (1%). Еще не исчезли из быта части семей физические наказания (20%) и запугивания. Детей пугают доктором и милиционером, дядей и тетей, школой и чердаком, сказочными персонажами и животными, угрозами отрезать руки или половые органы (нередко для вящей убедительности держа в руках большие ножницы).
50% матерей отмечают привязанность ребенка к себе и 40%—к ,отцу. Оценка этого факта возможна лишь при учете семейной атмосферы. На эффективность воспитания в семье, безусловно, накладывает отпечаток то, что 75% детей посещают детские учреждения: каждый третий ребенок с возраста до 3 лет, каждый десятый — с возраста до 1 года.
О фактической осведомленности детей этого возраста в вопросах пола говорят данные опроса молодежи. До 7 лет сведения о различии мужских и женских гениталий получили 61 % девочек и 52% мальчиков. Если эти данные достоверны, то получение указанных сведений у значительного числа детей некоторые авторы считают запаздывающим — по мнению ряда специалистов дети должны знать об этих различиях к 2,5—3 годам. Опрос матерей показал, что 52% детей этого возраста задают соответствующие вопросы. Приходится предположить, что остальные получают информацию вне семьи. Действительно, источником этой информации назвали родителей лишь ;'10% юношей и 20% девушек, тогда как старших детей и сверстников — 80% и 65% соответственно. О своих половых отличиях дети, как правило, узнавали без значительных переживаний, за исключением 20% мальчиков и 10% девочек.
Запаздывает и приобретение сведений о деторождении: к 7 годам о родовом акте знают только 28% мальчиков и 15% девочек. Р. Нойберт (1971) полагает, выражая мнение большинства специалистов, что 34
 эти сведения должны быть в 5—7 лет известны всем детям. Примерно 60% матерей сообщили, что дети задают вопросы о своем рождении. Но большинство опрошенной молодежи не называет родителей в качестве источников информации об этом. Мальчики от-, носятся к сведениям о родах спокойно, у '/д девочек они вызывают недоверие, волнение и удивление.
О роли отца к 7 годам узнает каждый 5-й мальчик и каждая 10-я девочка. Запаздывание оказывается очень значительным, если учесть, что по Р. Нойберту к 6—8 годам все дети должны знать об этом. В семье эти сведения получает треть девочек и около шестой части мальчиков. Матери указывают, что дети обращаются к ним с этим вопросом редко (9%). У трети девочек и пятой части мальчиков эти сведения вызывают волнение.
Понятие о беременности в дошкольном возрасте имели 25% мальчиков и 17% девочек. Родители информируют об этом девочек (2/з опрошенных) вдвое чаще, чем мальчиков. По сведениям родителей лишь 13% детей до 7 лет спрашивают об этом. Примерно четверть девочек и пятая часть мальчиков сведения о беременности воспринимают с волнением.
О половом акте до 7 лет знают пятая часть мальчиков и десятая часть девочек. О нем никто из детей не информируется родителями.
Более 60% мальчиков и свыше 40% девочек узнали об этом из наблюдений за животными и людьми (чаще девочки). Родители не припомнили детских вопросов о сути половых контактов. Для трети девочек и четвертой части мальчиков первое столкновение с понятием о половом акте носит характер потрясения.
Воспитатели детских учреждений указывают, что пятая часть детей активно задает педагогам вопросы о различии полое, происхождении детей, роли отца и т. д. Многие дети обсуждают эти вопросы между собой.
О таких явлениях как мастурбация, эксгибиционизм, визионизм, фетишизм, гомосексуализм в детстве узнают 7% мальчиков и 2% девочек, причем половина из них — наблюдая за другими детьми.
Онанизм до 7 лет отмечен среди опрошенной молодом; у 2,5% юношей и 5% девочек. По сведениям родителей — 5%, а по сведениям воспитателей детских учреждений—11% детей мастурбируют. Педагоги сообщают, что дети мастурбируют руками, предметами, сжимая бедра, катаясь верхом, ерзая на животе. Подглядывание за обнаженными сверстниками и взрослыми, за уринацией и дефекацией, за интимными сторонами жизни взрослых отмечены 5% юношей и 4% девушек. Родители полагают, что такого рода любопытство распространено шире (25%). Сходного мнения придерживаются воспитатели. Родители и воспитатели отмечают попытки обнажения у 5% детей, ло лишь около 3% молодежи (чаще юноши) смогли вспомнить об этом типе поведения.
По совпадающим данным опросов родителей и молодежи примерно 5% мальчиков и 8% девочек влюбляются в лиц другого пола разного возраста. Педагоги у трети детей и несколько реже (15%) родители отмечают особую привязанность детей к животным. Интересный факт, хотя, вероятно, не имеющий прямого отношения к обсуждаемой теме, заключается в том, что почти треть детей проявляет глубокую симпатию к персоналу детских учреждений. Не исключено, что случаи желания детей изменить свою половую принадлежность (12%) объясняются мотивами их привязанности к посторонним. Редкие случаи боязни утраты своих половых отличий отражают, по-видимому, отношения между старшими и младшими в семье (отвергание детей родителями, запугивание, воспитание по типу противоположного пола, ревность к сиблингу).
Игры детей с взаимным раздеванием отмечаются родителями 50% детей. Среди близких к сексуальным проявлениям надо отметить сквернословие, интерес к неприличным словам, песням, рисункам, хотя они могут иметь значение и средства привлечения к себе внимания, самоутверждения, либо просто являются повторением слышанного. Матери считают, что таких детей около 5%, воспитатели — около 10%.
Данные наших опросов в равной мере опровергают и представления А. Молля об асексуальности ребенка до 7 лет и представления Фрейда о всепроникающей, драматичной эротичности. «Как же в конце концов смотреть на сексуальность в раннем 86
 возрасте, и, о частности, на сексуальные пережива* ния? — пишет Е. А. Аркин. — И в ранние годы жизни и самой сексуальности нет ничего патологического. Даже когда эта сексуальность проникает в различные стороны физической и духовной организации, не следует и ней видеть непременно врага, с которым должно по что бы то пи стало вступать в борьбу... мы имеем перед собой явление, которое следует изучать, наблюдать, вводить в известные рамки, но отнюдь не искоренять непременно»'. Здесь не только не отрицается применение при необходимости медицинских я педагогических мер, но подчеркивается — в противовес антипедагогическим методам вмешательства — важность и необходимость основанной на объектив* ном знании системы полового воспитания.
Медико-педагогические рекомендации. В подавляющем большинстве отечественных публикаций центр тяжести полового воспитания дошкольников сосредоточен на привитии гигиенических навыков, избегании раздражения эрогенных зон, отказе от сказочных разъяснений, организации рационального режима и питания; обращается также внимание на важность формирования у детей этических норм, на корректность отношений между взрослыми [Аркин Е. А., 1957; Богданович Л. А., 1975; Хрипкова А. Г., 1973; Шибаева А. И., 1966; Залкинд А. Б., 1928; Шевченко Э. М., 1969, и др.]. Половое воспитание, как уже было сказано, в большей мере является составной частью нравственно-психологического воспитания здо-ропой гармоничной личности. Следует признать, что в современной семье понимаемое таким образом половое воспитание большей частью осуществляется недостаточно, а то и не проводится вовсе. Среди населения продолжает бытовать предрассудок, будто в половом воспитании скрыт развращающий элемент, •это мнение восходит к враждебному отношению христианской морали к телесному «низу» и является существенным препятствием на пути становления личности.
Врач должен противопоставить этому научно и чравствешю обоснованные позиции, вытекающие из них методические рекомендации. Речь при этом идет не только о просвещении и наставлении родителей и воспитателей, но и о преодолении их предрассудков, беспомощности в вопросах, касающихся сексуальности.
Врач, по выражению И. П. Павлова, может не быть психиатром, но практическим психологом быть обязан. Знание особенностей и закономерностей семейных отношений, психологии ребенка, возможных позиций родителей в деле воспитания и решения вопросов сексуальности, проблем современной семьи и взаимоотношений полов на сегодняшнем этапе жизни общества, адекватное представление о собеседнике (будь то один человек или аудитория) помогут врачу найти те единственно верные в каждом конкретном случае тон и аргументы, которые обеспечат возможность разъяснения, убеждения и переубеждения, приближения родителей и воспитателей к выработке адекватных и действенных позиций в вопросах полового воспитания. В большинстве семей только врач сумеет разъяснить, что те или иные выраженные проявления детской сексуальности являются чаще всего не столько результатом воспитания (в обычно понимаемом родителями смысле физического ухода и надзора), сколько следствием эмоционального напряжения в связи с нарушенными межличностными отношениями в семье. Безусловно, эти симптомы скорее проявятся, если ребенок истощен и ослаблен, страдает частыми или хроническими заболеваниями, перенес органическое поражение мозга. В таких беседах врач исходит не из догматизированных представлений, а из реального состояния ребенка и особенностей семьи. Положение обязывает врача разъяснить, что в части случаев сексуальные проявления, как и другие нарушения поведения, могут быть симптомами нервно-психических расстройств, не проявляющихся достаточно ярко иным образом. Очевидно, что в случае сексуальных нарушений как проявлений шизофрении, эпилепсии, диэнцефального синдрома [Свядощ А. М., 1971, 1974] анализ межличностных отношений не заменяет лечения основного заболевания, но проводимый с должным тактом улучшает действенность терапии.
Говоря о половом воспитании, врач не может не дать режимно-гигиенических рекомендаций. Значение их увеличивается постоянно растущим в нашей стране ((уровнем жизни: воспитывая детей в значительно бо-['лее благоприятных условиях, чем те, в которых вы-|росли сами, родители не всегда могут соблюсти чувство меры в обеспечении детей материальными и духовными благами, что небезразлично для общего и психосексуального развития. Чрезмерное обереганиа от переохлаждения, излишнее укутывание наносят, вред, не только снижая сопротивляемость организма,' но и создавая условия для раздражения гениталий 1(тесная одежда, обильное потоотделение). Не только •возбуждающая пища (избыток мяса, жареные, острые и пряные блюда, шоколад, тонизирующие напитки), но и перекармливание, благодаря псренаполнению кровью тазовых органов, могут приводить к напряжению в них и ранней сексуальной стимуляции.
Определенных условий требует и сон детей. Ребенок должен спать в своей постели — нахождение в постели со старшими может способствовать раннему появлению полового чувства. Постель не должна быть слишком мягкой и теплой. Ночная одежда должна быть свободной и легкой — это - особенно касается мальчиков, которым нередко, стремясь избежать раздражения гениталий, надевают тесные трусики, добиваясь этим прямо противоположного эффекта. Шумные, бурные игры перед сном, просмотр эмоционально заряженных, а тем более «взрослых» телепередач возбуждают ребенка, и он может в попытках заснуть искать успокоения и удовлетворения в ощущениях от собственного тела (сосать палец, трогать гениталии и т. д.). Чрезмерные нежности перед сном, ласки и многочисленные поцелуи, особенно области живота, бедер, спины и других эрогенных зон', приводят к избыточной сексуальной стимуляции. Суетливость, двигательное беспокойство, расторможенность
1 Г. С. Васильченко (1977) и А. М, Свядощ (1974) подчеркивают, что у женщин экстрагенитальные эрогенные зоны играют большую, чем у мужчин, роль (а на ряде этапов большую, чем геннтальные зоны). Эрогенной зоной у женщин может стать любая часть тела, что в значительной нере зависит от индивидуального, в том числе раннего, опыта, и нецеленаправленность дневного поведения некоторых детей в сочетании с естественной любознательностью и удовольствием от двигательной активности также могут создавать благоприятные для сексуальной стимуляции условия. Отсюда задача взрослых: не сковывая двигательной инициативы и игровой деятельности ребенка, руководить ими и направлять их в желательное русло.
Появление новой игрушки — всегда радость для ребенка. Но избыток игрушек убивает эту радость. Нередко дети сами улавливают связь эмоционального дискомфорта с обилием игрушек, просят на некоторое время убрать часть игрушек или на какой-то период забрасывают их, чтобы позже встретиться с ними как с добрыми старыми знакомыми. Если наплыв игрушек продолжается и ребенок не в силах противостоять ему — это может повлечь за собой формирование неустойчивости и поверхностности чувств с переживанием иной раз внутреннего одиночества.
Родители, так внимательно относящиеся к полноценному уходу за новорожденным, должны быть информированы об анатомо-физнологических особенностях ребенка, в том числе — его гениталий. Они должны знать о величине, форме и нормальном функционировании половых органов у детей, в частности — о физиологическом характере спонтанных эрекций у младенцев-мальчиков, о возможности увеличения молочных желез у новорожденных обоих полов и кровянистых вагинальных выделениях у новорожденных девочек, о возможных проявлениях ряда отклонений '.'(например, неопущение яичек и др.). Родителей не должно пугать недостаточное, с их точки зрения, увеличение половых органов до пубертатного периода. Сведения о преждевременном половом развитии должны даваться таким образом, чтобы представления родителей о нем не были расширенными и не вели к самостоятельной гипердиагностике и вытекающим из нее домашним мерам.
Многие родители стремятся приучить ребенка к горшку задолго до момента, как он способен произвольно управлять сфинктерами. Опыт показывает, что такое форсирование не ускоряет усвоения навыков опрятности, а в ряде случаев вызывает отрицательное  отношение к горшку или самому акту опорожнения мочевого пузыря или кишечника. Фиксируясь, это отрицательное отношение может лечь в основу невротических реакций, энуреза или энкопреза.
Наиболее благоприятный срок для обучения навыкам опрятности — возраст 1—2 года [Спок Б., 1971]. Сроки начала тренировки зависят от степени созревания и потому индивидуальны. Девочки, как правило, скорее, чем мальчики, приучаются мочиться в горшок и оставаться сухими на протяжении ночи. Примерно с 1 года желательно начать знакомить ребенка с местом, где он будет оправляться, с горшком. Некоторые специалисты советуют родителям для облегчения приобретения навыков позволять детям присутствовать при уринации и дефекации более старших детей того же пола. Если высаживание на горшок производится в дружелюбной форме, без понуканий и наказаний, а положительные результаты поощряются отношением взрослых, этот процесс происходит без осложнений.
Когда ребенок уже освоил эти навыки, приходится следить за тем, чтобы он не засиживался на горшке, ибо это может сопровождаться рассматриванием гениталий и игрой с ними, а порой и так называемым «детским онанизмом». Говоря о вреде его, А. Б. Зал-кинд (1928) указывает не только на раннюю сексуальную стимуляцию, но и на возможность связи дальнейших любовно-половых чувств исключительно с периферическим раздражением половых органов. Репрессии родителей и воспитателей, «уличивших» ребенка в онанизме, вызывают у него недоумение и глубокую обиду, протест и чувство стыда в сугубо отрицательном его смысле.
В обучении навыкам опрятности сказывается одно из первых различий в воспитании мальчиков и девочек. Эти навыки должны быть дифференцированы по полу. Мальчики часто не хотят мочиться стоя, и это тревожит родителей. Для того, чтобы в таких случаях избежать у ребенка чувства неполноценности при встречах со сверстниками, иногда приходится использовать пример старших.
На 2—3-м году жизни ребенок изучает свое тело и при купании. Если рассматривание сочетается с ощупыванием своих гениталий, то дружелюбное, спокойное, без тревоги и гнева отвлечение предупреждает фиксацию ребенка на таких манипуляция*. По вообще, несмотря на очевидную полезность режнмно-гигиенических мероприятий, как указывалось, они не исчерпывают проблемы полового воспитания, которое— подчеркнем еще раз — есть воспитание нравственное. Обязательным условием полового, пак и всякого, воспитании является благоприятный психо-'логический климат в семье, отношения партнерства, привязанности и доверия между взрослыми, взрослыми и детьми. В семье ребенок должен чувствовать, что старшие всегда придут на помощь, разъяснят непонятное, сумеют разрешить создавшиеся трудности, удовлетворят его любознательность, ни один его вопрос не оставят без ответа.
Естественное, спокойное отношение к телесным отправлениям — один из самых действенных подходов. Отношение родителей к своему телу во многом определяет нюансы их поведения, которые вне зависимости от намерений являются средствами воспитания. Нередко возникает вопрос о допустимости частичного или полного обнажения родителей в присутствии детей. Т. Бостанджисв (1977) считает, что при определенных условиях обнаженность не вызывает ненужных помыслов, инстинктов и рекомендует совместные физкультурные занятия и игры обнаженных взрослых и детей, ссылаясь на лучшие стороны современного движения за свободную телесную культуру. Однако при попытке обнажиться перед ребенком в первую очередь, как правило, смущаются сами родители, и как раз их чувство неловкости вызывает у ребенка ощущение эапрстности, сенсационности увиденного и усиливает любопытство. Нельзя не учитывать и того, что на некоторых маленьких мальчиков вид обнаженной матери может действовать возбуждающе, а вид обнаженного отца может вызывать ощущение своего несовершенства, страх н чувство вины [Спок Б., 1971]. Аналогичные реакции могут быть у девочек. И все же случайное присутствие детей при обнажении взрослых не должно вызывать .у последних реакции смущения, постыдности случившегося —лишь в этом случае ребенок воспримет увиденное спокойно, как нечто самособой разумеющееся. Понимание сущности психосексуального развития и чувство меры должны помочь родителям найти тот оптимальный способ поведения, при котором ребенок сможет постепенно и без особых потрясений воспринимать чужое и свое тело есте-ственным образом.
По мере взросления дошкольники начинают испытывать неловкость при обнажении перед другими людьми — членами семьи и посторонними. Дети имеют право на уважение к их интимности с тем, чтобы воспитать у них уважение к интимности других. При этом нет никакой нужды подчеркивать постыдность и неприличность обнаженного тела.
Родителей нередко тревожат опасения, что вид обнаженного тела всегда стимулирует нездоровый сексуальный интерес. В действительности же этот интерес порождается обычно другими влияниями, в том числе совращающими играми и беседами с более старшими детьми, особенно, если ребенок не получил в семье должного по объему и эмоциональной тональности запаса сведений, опыта.
Некоторые психологи указывают на возможность неизгладимых впечатлений и опасных последствий для ребенка, если он случайно оказывается свидетелем интимных отношений родителей. Действительно, даже находясь в отдельной комнате, ребенок может услышать не ясные для него шумы и звуки. Однако дети реагируют на это неодинаково. Одни, испуганные и обеспокоенные, стараются заснуть, не пытаясь разобраться в происходящем. Как правило, в последующем они забывают о впечатлениях ночи, и в этих случаях не приходится говорить ни о каких вредных последствиях «неосторожности» родителей. Другие дети, взволнованные непонятностью происходящего, вскакивают и бегут к родителям. Увиденное воспринимается ими как агрессия со стороны отца, они переживают за мать и боятся потерять ее. Старшие дошкольники, особенно из числа посвященных «знающими» сверстниками в роль отца, могут догадаться о «постыдности» происходящего. К беспокойству за благополучие матери могут присоединиться обида и разочарование в «непогрешимости» родителей. В связи с этим эмоциональное напряжение ребенка может достигнуть большого накала, и наблюдаемая сцена запои-пи гея на долгое время.
Реакция ребенка, обнаружившего интимные отношения родителей, решающим образом зависит от семейной атмосферы. В семьях, где царит пуританская борьба за чистоту нравов, резко осуждаются любые проявления половой принадлежности и жестоко подавляются даже намеки на сексуальность ребенка (например, суровое наказание за соответствующим образом интерпретированное положение рук в карманах), дети наиболее чувствительны к увиденному в спальне родителей. Они не смогут простить родителям сокрытие «постыдных» действий, за элементарные проявления которых родители так тяжело наказывают их. Скорее всего именно у таких детгй надолго сохранится эмоциональное потрясение, связанное с ним плохое настроение, могут возникать нарушения поведения и негативное отношение к родителям.
Желательно, чтобы в последующем поведении родителей не было проявлений чувства вины, недовольства ребенком, его порицания и осуждения. Ровные и спокойные отношения заботящихся друг о друге взрослых помогут ребенку отнестись к увиденному с меньшим эмоциональным напряжением. Прямых вопросов о происшедшем дети родителям обычно на задают. Если они и будут заданы, то позже, не всегда в прямой форме и не всегда родителям. Но лучше всего, разумеется, исключить возможность того, чтобы дети могли стать свидетелями половой близости.
Особенности индивидуальной психики ребенка и влияний окружающих являются причинами того, что возраст возникновения «острых» вопросов, их форма и сопутствующие им обстоятельства могут очень широко варьировать. Необходимые сведения по вопросам пола ребенок должен получать по мере появления к ним интереса. Вместе с тем, родители не должны подавлять пробуждение и развитие детской любознательности, в семье надо создать атмосферу готовности ответить на любые вопросы ребенка, уметь заметить эти вопросы. Не следует превращать ответы в пространные лекции. Они должны быть краткими, правдивыми, без излишней детализации. Здесь уместен из 44
 |вестный афоризм, согласно которому нужно говорить .только правду, но не всегда всю правду. Уже в самых лервых ответах не должно быть места для сказочных объяснений, даже современных (например, когда мать сообщает 5-летней дочери, что дети происходят от таблеток, и теряется перед немедленно следующим вопросом: «Если принять 10 таблеток, будет 10 детей?») С каждым следующим вопросом все труднее лгать и все опаснее ложь: она не удовлетворяет ребенка и побуждает ко все более сложным вопросам, рано или поздно более или менее драматично ложь раскрывается. Нужно очень недооценивать ребенка, чтобы надеяться, что он оставит без внимания случаи беременности окружающих женщин, не уловит полутонов и намеков в разговорах взрослых. Поняв, что родители утаивают что-то, ребенок перестанет обращаться к ним с интересующими его вопросами, обманет их, внешне скрывая свои интересы и усыпив их бдительность, но, не умея и не желая отказаться от поиска ответов на свои вопросы, пойдет с ними к другим.
Родителям надо готовиться к этапу подобных вопросов, освободиться от чувства неловкости в таких случаях, понять, что, стыдясь и страшась этих вопросов, они воспитывают такой же стыд и такой же страх у детей. «Рискованные» вопросы детей являются, особенно на первых порах, таким же проявлением любознательности, как и вопросы, не относящиеся к полу. Твердое знание этого уменьшает эмоциональное напряжение у родителей, дает возможность отвечать ребенку спокойно и ровно, без смущения и раздражения. Отрицательные аффекты родителей в ответ на вопросы о поле отталкивают ребенка и лишают его достоверных, не искаженных пошлостью, сведений, заставляют избегать вопросов вообще и кладут начало раннему отчуждению от родителей. Обсуждение вопросов пола должно носить доверительный характер. Отвечать иа вопросы лучше сразу, лишь в редких случаях можно сослаться на необходимость вернуться к ним позже. Попытки переадресовать вопросы другому лицу также могут привести к эффекту отчуждения и нежеланию обращаться вновь.
Нередко родители опасаются, что полученные ребенком знания будут стимулировать сексуальные интересы. Эти опасения тем менее основательны, чем продуманнее поведение взрослых. Развращают не знания, а незнание и столкновение с неизжитыми еще образцами аморального, безнравственного поведения и отношения к вопросам пола, в том числе и в пер-вую очередь — у ближайших воспитателей. В используемых взрослыми словах и выражениях, хотят они того или нет, проявляется их нравственная позиция. «Детские» выражения обычно призваны скрыть родительское смущение, а нецензурные и грубые выявляют вульгарное и пошлое отношение к теме. Желательно с раннего возраста приучать ребенка к литературным и к общедоступным медицинским обозначениям относящихся к телу и полу понятий.
Первые вопросы о материнской груди, о разных позах при мочеиспускании, о различии между мальчиками и девочками появляются обычно в 2,5—3 года, примерно к 5 годам возникают вопросы о происхождении детей, откуда берутся дети, как они выходят из матери, в 5—7 лет дети интересуются, как они туда попадают. Необходимость в более подробном освещении роли отца возникает в 6—8 лет, иногда — позже. Девочки начинают задавать вопросы раньше мальчиков. На срок первых вопросов влияют особенности темперамента, любознательности, общительности, отношение родителей к теме. Как замечает Б. Спок, беспокоиться следует не тогда, когда малыши задают вопросы, а когда они почему-то долго не задают их — это значит, что дети считают тему пола почему-либо запретной и удовлетворяют свой интерес иным, не всегда желательным образом. Ответив на один вопрос, родители могут ждать другого через минуты, часы или дни, иногда — месяцы. Поэтому полезно заранее сформулировать отношение к тем или иным вопросам и примерные ответы на них [Lehman E., 1970]. До 8—9 лет объяснения для мальчиков и девочек могут принципиально не различаться. Некоторую помощь родителям в этом отношении могут оказать советы соответствующим образом подготовленных воспитателей и врачей, а также научно-популярная литература по вопросам полового воспитания. Конечно, 46
 найтись в каждом случае, как правильно ответить на вопрос ребенка можно, если серьезно относиться к этой проблеме, соблюдать необходимый такт и учитывать возраст и развитие своего ребенка.
Невозможно дать готовые рецепты на все случаи вопросов ребенка. Вместе с Я. Корчаком мы думаем, что получать у кого-то готовые мысли—все равно, что поручить другой женщине родить твое дитя: мысли, которые надо самому рожать в муках, и есть самые ценные. Отвечать на вопросы ребенка можно и нужно без стыда и страха. Нужно также еще раз подчеркнуть, что, разговаривая с ребенком искренне и правдиво, родители создают тем самым иммунитет против влияния «тайных воспитателей», предупреждают отчуждение детей и неправильное их психосексуальное развитие.
Вполне естественно, что родители не могут остаться равнодушными к ранним проявлениям сексуальности у детей. Многие интуитивно улавливают связь этих проявлений, например, онанизма, с нарушенными отношениями в семье. Это, однако, не уменьшает их опасений за ребенка, а иногда вызывает подавленность за счет ощущения собственной вины и неумения найти выход из ситуации. Предпочтительно поэтому выносить вопрос о ранних сексуальных проявлениях на рассмотрение врача, что, однако, не избавляет родителей от необходимости соблюдения ряда обязательных условий. Всякая фиксация внимания ребенка на его сексуальности должна быть исключена из быта «, семьи. Наказания за сексуальные проявления недо- \\ пустимы, ибо они способствуют и закладывают отно- и" шение к сексуальности как явлению постыдному и на- \ ' казуемому, что может сказываться во всей последующей жизни.
Родителям следует знать и о необходимости уменьшить стимулирующие сексуальность влияния, провести, например, при наличии показаний дегельминтизацию и лечение запоров, а у детей-аллергиков и противоаллергическое лечение. В случаях, когда сексуальные проявления являются симптомом нервно-психических расстройств (это устанавливает врач), показано специальное лечение в зависимости от специфики основного расстройства. Если детский онанизм
 принимает упорный, затяжной характер, показано применение специальных психотерапевтических методик. Главное условие их успешности — создание взаимопонимания и доверия, нормализация отношений детей и родителей. Правильное поведение родителей при эпизодических сексуальных проявлениях у детей, как правило, предотвращает дальнейшее их развитие в сторону углубления нарушений.
Нередко приходится слышать от взрослых: он еще маленький, еще не понимает. Действительно, часто не понимает, но всегда пытается и стремится понять. Сначала интонации и мимику, потом слова, а к 3-му году все, с чем сталкивается. Воспринимая даже не очень для него ясное, ребенок накапливает тот необходимый опыт, который становится основой для дальнейшего понимания. Не меньшего внимания заслуживает и обсуждение при ребенке его достоинств и недостатков, его привязанностей, а иногда и детской влюбленности. Безусловно, нельзя держать ребенка «под колпаком». Это и не нужно. Но следует всегда иметь в виду, что ребенок слушает и слышит, пытается понять и начинает понимать.
Ставшие достоянием ребенка нелестные мнения авторитетных взрослых об его сверстниках и их родителях могут прямо определять его отношение к коллективу детей и позицию в нем. Детская жестокость еще более усугубляет дело. Малыш, подвергшийся насмешкам из-за того, что его папа «неудачник», а мама «уродина», вынужден делать выбор между родителями и сверстниками — выбор, психотравмирующее влияние которого трудно переоценить. Не менее важно и то, что формирующиеся у детей представления о мужественности и женственности, собственная психосексуальная позиция подвергаются значительным деформациям.
С особой остротой встает вопрос о воспитании мужественности и женственности у детей, чем-либо (красотой, умом, ростом, творческими способностями) выделяющихся среди сверстников в ту или иную сторону. В таких случаях необходим особый подход. Все дети должны, благодаря соответствующему воспитанию, освоить представление о человеке, не игнорирующее его достоинства или недостатки, по и не сводящееся к одному какому-то качеству. Нельзя заставить красивого ребенка чувствовать себя по красоте равным некрасивому, и наоборот. Но усилия воспитателей должны быть направлены на то, чтобы каждый ребенок, какими бы достоинствами или недостатками он ни обладал, чувствовал себя равным среди равных в коллективе сверстников: -В противном случае мы видим холодных и бездушных красавиц, уверенных что вся женственность в красоте, и женщин, подавленных своим несоответствием идеалу красоты, либо мужчин и женщин, полагающих, что мужественность — синоним физической силы, и т. д. Усилия воспитателей должны способствовать становлению мужественности и женственности и у так называемых «средних», ничем особым не выделяющихся, детей. Нередко именно у них формируется либо ущемляющее ощущение своей серенькой неприметности, ослабляющее установки мужественности и женственности, либо тенденция к гиперкомпенсации, выражающаяся часто в крайних формах поведения, в том чясле — специфически мужского и женского.
Половое воспитание как часть системы нравственного воспитания должно начинаться с младенчества. Начинаясь с опозданием, оно является по существу уже перевоспитанием и не может в полной мере компенсировать пробелы, допущенные на предыдущих этапах. Половое воспитание дошкольников необходимо и эффективно постольку, поскольку оно идет навстречу вопросам и проблемам ребенка, помогая ему в их разрешении и преодолении, и ставит своей задачей формирование гармонической личности.

 (голосов: 3)

Распечатать

Семья.)

Словарь семейного воспитания

» Центр Начало
Адрес: ул. Некрасова д.2Телефон: 8-910-224-83-74Время работы: с 8.00 до 21.00

» Дейл Карнеги - отец забывает
Слушай, сынок: говорю это, когда ты спишь, положив свою лапку под щеку. Светлые кудряшки прилипли к твоему влажному лобику. Я прокрался в твою комнату один. Несколько минут тому назад, когда я читал в ...

» Феномен супружеской измены
«Раньше ее (полного) окончания вспыхивают измены, как последняя надежда любви».(Розанов В. В. Опавшие листья)Ничто так не отравляет семейных отношений, как сексуальные контакты одного из супругов на с ...